Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

БЛОГИ. Виталий Буркин: У судов во главе угла — формальные требования к сделкам, без уяснения их действительной сути

БЛОГИ. Виталий Буркин: У судов во главе угла — формальные требования к сделкам, без уяснения их действительной сути
03 ноября
16:37 2020

Виталий Буркин — юрист

Российские жулики повсеместно используют гражданские и арбитражные суды для «узаконения» финансовых преступлений. Одна из причин — формализм. У судов во главе угла — формальные требования к сделкам, без уяснения их действительной сути. В Арбитражном суде практика начала меняться несколько лет назад, особенно в делах о банкротстве. Однако в гражданском суде масштабы бедствия ужасны. Примитивное понимание норм права судьями — главная причина.

Когда нечестная сторона сделки обзавелась решением суда — это ключ ко всем дверям. Особенно, если сторона еще знает специфику нашей правовой системы. На основе одного решения суда, можно получить следующее и загнать этим потерпевшего в адскую круговерть. У преюдиции (обязательность решения судов) есть пределы, но в наших реалиях это не работает. Да и кто об этих пределах знает.

Ситуацией прекрасно пользуются разного рода дельцы, которые отлично знают, что дух закона для наших судей — ничто.

Житель Уфы, некий Кантор находил клиентов, попавших в финансовое болото. Таких накопилось больше сотни. Раздавал им займы под конские проценты (доходили до 100%), с обязательным залогом квартиры. При таких условиях кабала и взыскание на квартиру были обеспечены.

Люди бесконечно платили проценты, штрафы и неустойки по просроченным платежам и никак не могли добраться до основной суммы долга. Еще одна хитрость — в каждый договор вносилось условие, что займ идет на предпринимательскую деятельность. Это давало право судам оценивать деятельность кредитора как законную. Хотя условие было заведомо притворным, достаточно было взглянуть на бедолагу заемщика.

Но делец прекрасно знал пороки системы. Взыскания денег и квартир он проводил через третейские суды, исполнительные листы получал — в районных. Впоследствии заемщики пытались оспорить отдельные условия кабальных договоров в районных судах. Но ни один судья не удовлетворил ни одного иска, оперируя формальным соответствием сделок закону.
Никто из судей не исследовал деятельность ростовщика как систематическую, не проверил наличие у него лицензия на выдачу займов. Хотя достаточно было посмотреть на ситуацию в совокупности, чтобы увидеть за отдельными эпизодами преступную схему.

А ведь здравый смысл и новейшие разъяснения высших судов России говорят о необходимости другого подхода.

Есть позиция Верховного суда России: суды не должны оставлять без внимания признаков незаконной деятельности участника сделки, например, признаков легализации преступных доходов и т.д. Если в деле есть признаки легализации незаконно добытых доходов, суды должны сообщать в прокуратуру, Росфинмониторинг и предлагать присоединиться к процессу. Это следует из летнего обзора Верховного суда. Он, кстати, может быть серьезным поворотом практики — можно будет побеждать жулье уже в гражданских спорах, не прибегая к уголовного преследованию.
Подробно об этом в следующих постах.

Но вернемся к нашим пострадавшим.
По всей видимости, в деле появилось коррупционное влияние. В апреле УВД Уфы возбудило уголовное дело в отношении ростовщика за незаконную предпринимательскую деятельность — выдавать займы гражданам имеют право ограниченный круг субъектов бизнеса. Но на следующий день прокурор Уфы его отменил. Поражает скорость принятия решения! Причем прокурор сослался на смехотворные основания: якобы в законе нет ограничений на выдачу займов физлицам (ложь).

Этой кампании уже три года, все это время над людьми имеет место форменное издевательство — гоняют из органа в орган. Многие юридические действия они совершали верно, но не было главного — объединения, дабы доказать наличие преступного синдиката, грамотно использующего пороки судебной системы

Какой алгоритм действий видится сейчас?

Будем добиваться возбуждения уголовного дела и пересмотра решений судов по искам заемщиков по вновь открывшимся обстоятельствам. Так как надзорные органы, вопреки закону, не были участниками процессов, прокуратура имеет право требовать отмены решений судов. Обвинительный приговор по уголовному делу — еще один способ добиться пересмотра по решениям.

Кстати, Нацбанк Башкирии уже подтвердил, что у дельца не было разрешения на выдачу займов.

Похожие статьи