Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

БЛОГИ. Екатерина Телина: Лонгрид о башкирских экопротестах, развитии и VI ТУ

БЛОГИ. Екатерина Телина: Лонгрид о башкирских экопротестах, развитии и VI ТУ
09 октября
17:15 2020

Екатерина Телина – журналист

Из facebook

 

ЛОНГРИД О БАШКИРСКИХ ЭКОПРОТЕСТАХ, РАЗВИТИИ И VI ТУ

Взгляд дилетанта

За этот текст получу проклятия от всех – и левых, и правых, и от тех, кто в центре, снизу и наверху. У нас теперь так принято, а протестовать и поддерживать протест модно. Тем не менее, считаю необходимым проговорить вслух некоторые наблюдения и соображения о том, что тревожит (как обычно, возможно, ошибаюсь, возможно и нет). Публикация рассчитана не на переубеждение идейных воителей и воительниц, а на обычных взрослых уравновешенных людей, чтобы вместе задуматься о том, чему мы становимся свидетелями и к чему все может привести.

В Башкирии ведется маленькая победоносная война против развития промышленности. Персоналии и названия не важны, тренд — всех под одну гребенку. Химическая, металлургическая, горнодобывающая промышленность — это плохо, защита природы — это хорошо. На очереди башкирская нефтянка. С августа внимательно смотрела почти все любезно выложенные в ютуб экологические сходы в Зауралье. Короткий синопсис основных заявлений и требований эко-активистов, для понимания фактуры:

— Мы, единый народ, требуем недопущения строительства карьеров, фабрик, заводов, ГОКов и другой промышленности на территории всего Зауралья;

— все это антиконституционная деятельность, потому что нарушает наше право на благоприятную окружающую среду;

— экологическая катастрофа по всему Зауралью. Зауралье превращается в химическую помойку;

— нас могут захватить китайцы, построив свой цементный завод;

— у нас 10 золотодобывающих карьеров в районе, идет радиация;

— они забирают наши жизни, наших детей;

— это наша земля и никто нам не указ;

-не нужны инвестиции и рабочие места. Нам нужны инвесторы по туризму, земледелию и растениеводству;

— они (промышленники) – захватчики, хищники, жестокие и коварные враги.

Из всех видов протеста экологический – самый безопасный для потенциального участника. Безопасный не с точки зрения вероятности попадания в кутузку (сейчас любого и по любому поводу могут туда поместить, было бы желание), а с той, что вроде как экология – это святая, чистая тема, в отличие от тех же прав сексуальных или национальных меньшинств. Защита экологии – безусловная и неоспоримая нравственная правота. И возразить протестующим нечего – прекрасно понятно и разделяемо желание дышать чистым воздухом, пить чистую воду и далее по списку. Много сторонников и сочувствующих обеспечено, если постараться, то мученический венец перерастет в маску героя. Воюй – не хочу. Да и напугать и напугаться возможной эко-катастрофой легко и ни к чему не обязывает. Ну а то, что под этим соусом часто звучит чистый, неразбавленный бред, который никак не соотносится с реальностью – так это провокации продавшихся олигархам бессовестных сволочей.

Один из системных векторов проблемы видится в том, что промышленность – сфера технологически сложная для понимания обывателя. Попробуй без бутылки объяснить и понять, что такое гидрокрекинг или флотация, не будучи технарем. Промгиганты обросли масштабным отрицательным бэкграундом за 20-ое столетие, когда экологическая безопасность была на задворках. И все это умножается на слипшиеся по времени новейшие эко-инциденты (Норникель, УГМК в Сибае и т.п.). Совокупность привела к тому, что промпроизводство в общественном сознании превратилось в некий синоним филиала ада на земле.

О том, что производство производству – рознь, что промышленные стандарты нынешнего века кардинально отличаются от стандартов прошлого, о том, что промышленность может быть цивилизованной, предпочитают не думать. Со стороны населения не наблюдается даже желания попытаться посмотреть на вопросы формирования экологической безопасности кроме как «все пропало, мы все умрем, все запретить».

Еще один вектор – несоблюдение законов всеми сторонами процесса. Промышленники часто экономят на экологической безопасности, населению же, даже если все в порядке, наплевать на то, что деятельность предприятия законна от и до. Многочисленные иллюстрации к обеим ситуациям в течение двух месяцев разворачивались на наших глазах.

Замечательно, что на фоне дискурса эко-сходов в Башкирии, жители республики задумались о более глобальных цивилизационно-экономических материях. Я имею ввиду возникшую публичную дискуссию о преимуществе креативной экономической модели над рентной моделью, при которой добываются полезные ископаемые. Пока вектор обсуждения идет в сторону либо/либо. Либо мы копаем, либо креативим.

Насколько я поняла, приверженцы этой формулы не видят мирного сосуществования обеих моделей. И не совсем понятно почему. Если познакомиться с научной литературой, можно встретить неоднократные упоминания ученых о том, что технологические циклы не только следуют друг за другом, но и проходят друг друга насквозь. Взаимопроникновение разных «совокупностей сопряженных производств» — естественный процесс.

Масштабная добыча полезных ископаемых в мире началась при четвертом укладе, идет в пятом (мы как страна сейчас находимся в нем и не отстаем от других) и продолжится в шестом. Продолжится именно потому, что при развитии таких отраслей, как «нано- и биотехнологии, наноэнергетика, молекулярная, клеточная и ядерная технологии, нанобиотехнологии, биомиметика, нанобионика, нанотроника, а также другие наноразмерные производства; новые медицина, бытовая техника, виды транспорта и коммуникаций; использование стволовых клеток, инженерия живых тканей и органов, восстановительная хирургия и медицина» необходимы будут материалы, которые мы добываем из земли. Те же металлы. Те же никель, медь, железо, редкоземельные металлы и минералы. Вся таблица Менделеева понадобится. И золотодобыча, прости Господи, тоже будет востребована в футуристических укладах и прекрасной России будущего.

Копать все равно придется. Если мы посмотрим на развитые и мощные страны, такие как США, Канада, с замечательным удельным весом креативной экономики, то они почему-то продолжают копать. И планируют заниматься этим дальше. Странные люди. Имея диверсифицированные экономические системы занимаются черти чем… Хотя, может, они просто понимают, что развитие промышленного потенциала — это экономическая устойчивость и технологическая безопасность страны?

Развитие промышленности никак не отрицает, а, напротив, способствует развитию человеческого капитала, о котором говорит в контексте оценки советской рентной модели Аузан. Потому что современные и будущие производства, в том числе и добывающие: заводы, фабрики, предприятия – это высокотехнологичная, сложная и дорогая инфраструктура. Это мощнейшее программное обеспечение и квалифицированные сотрудники, которых беспрерывно обучают. Я бывала на разных промплощадках, бывала в современных центрах управления различных предприятий и знаю, о чем говорю, поскольку видела все своими глазами.

И еще. До пандемии делать ставку только на развитие креативной экономики выглядело вполне себе. Но неужели 2020-ый ничему не научил? Огромный сектор креативной и сферы услуг просто сдулся. И будет сдуваться еще. Если бы не работали, не продолжали платить зарплату работникам и пополнять казну ненавистный средний и крупный бизнес, госпредприятия-гиганты — строительные компании, заводы, фабрики, предприятия и производства из реального сектора экономики, мы с вами не выбрались бы. Потому что именно они тянут за собой всю остальную цепочку из весьма, кстати, дорогостоящей крафтовой креативной сферы. Именно они основные потребители и заказчики новых кадров и нового образования. Сейчас и в будущем.

Я считаю развернутую травлю промышленности и добычи полезных ископаемых в Башкирии – шагом назад, а не вперед. Отнюдь не новые заводы приведут к опустыниванию республики, а их отсутствие. Регионы, где нет крупных предприятий, нет работы, нет запроса на местную продукцию от еды до одежды, нет социальных инвестиций — пустеют. Об этом тоже говорят ученые, та же Зубаревич.

Я считаю происходящее в Башкирии не борьбой за все хорошее против всего плохого, не новой этикой и актом гражданского подвига, а банальной и фатальной недальновидностью, консерватизмом, нежеланием и неумением разбираться в сложных вещах, отсутствием элементарных знаний, которые требуются человеку в XXI веке, вступающим в VI технологический уклад. Уклад, в котором ведущая роль отводится интеллектуальному потенциалу человека, интеллектуальному капиталу общества и продуктам его деятельности. Но реплики о том, как хорошо в гармонии с природой жили индейцы (первые минуты презентации нового экологического движения в РБ) звучат, конечно, колоритнее.

Похожие статьи