Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Александр Веселов: Но там другая причина: выбросы «почтовых ящиков» — «секретных» предприятий челябинского «аппендикса»

Александр Веселов: Но там другая причина: выбросы «почтовых ящиков» — «секретных» предприятий челябинского «аппендикса»
26 сентября
06:43 2020

Зауралье превращается в сырьевой придаток и хранилище отходов недропользователей, считает председатель союза экологов РБ Александр Веселов.
— Мы видим, что там все больше и больше появляется «хвостов» — отвалов горнорудной промышленности, которые никто не ликвидирует и ничего из них не извлекает, — сказал Веселов в эфире «Эха». – Было множество попыток в том числе зарубежных организаций внедрить технологии извлечения драгметаллов и других редкоземельных металлов. Почему-то они не реализованы, никому это не надо.
Между тем, УГМК перевозит из завода «Электроцинк» во Владикавказе в Сибай отходы цинковой руды, так называемый «клинкер». Мэрия Сибая поспешила успокоить горожан, что клинкер не является отходом производства, «а выступает как продукт цинкового производства, имеющий сертификат соответствия, технические условия и экспертизу». По словам же Веселова, клинкер – отходы третьего класса опасности.
— Три миллиона тонн отходов осталось, и вот, якобы, сюда для извлечения полезных компонентов везут. Я связался с руководством УГМК, говорю им: «Так вы извлекать будете меньше процента, а 99 процентов оставлять нам в виде отходов». Вот такой подход сохраняется у сырьевых компаний, приходящих разрабатывать недра, добывать золото, медь, и прочие металлы.
Открытие новых месторождений в Зауралье может только усугубить экологическую ситуацию и подорвать здоровье жителей.
— Все Зауралье покрыто тяжелыми металлами. Они там везде: во всех природных сферах и организмах жителей. Наверное, уже надо увеличивать затраты на обеспечение экологической безопасности? Мало нам сибайского карьера, давайте получим еще несколько карьеров, которым некуда будет сбрасывать шахтные подотвальные воды. Население стало возражать: товарищи, если хотите добывать, извлекать прибыль, не превращайте нас в потерпевшую сторону, компенсируйте ущерб, как природе так и здоровью жителей.
Веселов заметил, что разделяет опасения жителей Абзелиловского района, где «РМК» планировала добычу меди, но потом отказалась.
— Мы последствия видим. В тяжелых металлах там (в Зауралье — ред) – всё. Как там развивать турим? Почему люди еще на Талкас ездят. Эта проблема существует во всем Зауралье. Кстати, на Северо-востоке тоже, где нет горнорудной промышленности. Но там другая причина: выбросы «почтовых ящиков» — «секретных» предприятий челябинского «аппендикса». Эти выбросы тяжелых металлов оседали десятилетиями в этом «углу» на Северо-Востоке между хребтами, в почву садились, проникали во все природные сферы.
Веселов заметил, что присутствовал на нескольких сходах граждан по экологической тематике.
— Меня всегда удивляла практика, когда люди начинают критиковать владельцев производств, те сразу обвиняют местных жителей в экстремизме, некомпетентности, проплаченности Западом. Да нет там никакой проплаченности. Сейчас гранты все легко отслеживаются. А какой тут экстремизм может быть, если статья 42 Конституции гарантирует каждому гражданину право на благоприятную окружающую среду? Они живут там!
Чтобы покончить с серией экопротестов нужно изменить механизм выдачи лицензий.
— Надо перестать применять порочную практику выдачи лицензий сразу на геологическое изучение, разведку и добычу полезных ископаемых. Нужно обязательно проводить экспертизу проектов. Выдавать лицензию только на георазведку, а на добычу – делать полномасштабные проекты, и они должны обязательно проходить государственную экологическую экспертизу, в рамках которой учитывается обоснованное мнение населения через общественные обсуждения, а также участие органов местного самоуправления.

Похожие статьи