Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Андрей Потылицын: До столкновения на Куштау «БСК» была «прекрасной компанией, платившей гигантские дивиденды, социально-ответственным предприятием», и вдруг всё поменялось

Андрей Потылицын: До столкновения на Куштау «БСК» была «прекрасной компанией, платившей гигантские дивиденды, социально-ответственным предприятием», и вдруг всё поменялось
02 сентября
21:29 2020

Политтехнолог Андрей Потылицын в эфире «Эха» заметил, что еще предстоит оценить, что произошло на Куштау и последовавшие действия.
— Я не перестаю удивляться стечению обстоятельств и неспособности властей просчитывать варианты. Сейчас есть тенденция обвинять «БСК», что это (силовая атака на защитников горы – ред.) – их творчество. Но много не состыковок. Взять тот же ОМОН и участие высокопоставленных чиновников, которые никакого отношения де-юре к «БСК» не имеют: Бадранова и Абдрахманова на стороне боевиков. Ощущение нереальности: закончилось нетипично для современной России в пользу протестующих. Нам предстоит осмыслить многие процессы внутри и определить роли и участников. Сейчас уже оказывается, что и Хабиров протест возглавлял, и многие чиновники были против разработки. У победы масса родни, а поражение — сирота. А тут удивительно, нет проигравших, кроме «БСК».
Потылицын заметил, что после указаний Путина провести проверку отчуждения «БСК» Хабирров «гонялся с паровозами ночью», спешно формулируя, что Башкирия чего-то тоже хочет получить.
— Все зависит от того, что власти хотят получить в конечной форме, и как активы будут передаваться из рук в руки. Непонятно, федеральная власть забирает или республиканская, или делить будут в какой-то пропорции. Хабиров твердо заявил, что «Сода» всегда принадлежала Башкирии, и у него есть доказательства. Но генпрокуратуре не надо ничего доказывать. Она сама кому угодно докажет. Документы на собственность 90-х годов так смутно составлены, что можно трактовать и в одну сторону, и в другую сторону. То, что случилось с «Башнефтью» может случиться и с «Содой». Легко и просто можно объявить акции федеральной собственностью и забрать. Я лично отношусь к этому положительно.
Он исключил вариант конфликта Росимущества и правительства Башкирии – в вертикали власти такого не может быть. По крайней мере, публичного конфликта.
— Даже если будет непонимание, разночтения или различные мнения по вопросу комплекса собственности — все они решатся кулуарно, в публичном пространстве не будет конфликта. Губернатор и федеральная власть не могут конфликтовать публично. Так устроено.
Политтехнолог заметил, что Радий Хабиров слишком поздно заявил права Башкирии на «БСК», и в этом он видит недоработку главы правового управления Азата Галина.
— Видимо, «уфимец Азат» продолжает еще ловить рыбу. Плохо работает юрслужба: поздно заявил, что это тоже наше. Генпрокуратура заявила, что нарушены интересы Российской Федерации. Четко дали понять, что Россия претендует на имущество.
Он напомнил, что три недели назад события на горе могли перейти из столкновения протестующих с ОМОНом в «нечто большее».
— Федералы не принимали участия, но последней каплей стало, когда назревало физическое столкновение сторон, тут здравый смыл в Кремле подсказал поднять трубку: «Радий, вставайте и неситесь на гору». В этот момент в ситуацию вступила федеральная власть. И потом, когда искали выход из создавшейся ситуации, Радий Фаритович поменял точку зрения: не отдадим Куштау. И тут светлая мысль посетила его, или, может кто из Москвы подсказал – давайте отберем «БСК», разрубим узел одним ударом. До столкновения на Куштау «БСК» была «прекрасной компанией платившей гигантские дивиденды, социально-ответственным предприятием, и вдруг всё поменялось. Надо понимать, что было «до» и «после».

Похожие статьи