Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Виталий Буркин: «Что это за призыв, если его обычный человек не может понять?»

Виталий Буркин: «Что это за призыв, если его обычный человек не может понять?»
06 февраля
09:32 2020

Комментируя уголовное преследование общественника Айрата Дильмухаметова юрист Виталий Буркин заметил, что его возмущает обкатанная правоохранительными органами методика подменять расследование привлечением «экспертов» — лингвистов и филологов, «или если просто – учителей русского языка». 

— Сложилась отвратительная, гнусная картина, когда в основу обвинения, а потом и приговора, кладут заключения экспертов, экспертная ценность которых, как минимум, сомнительна. Считаю их, с точки зрения уголовно-процессуального и гражданского-процессуального закона, лжеучеными.

Он заметил, что в российском судопроизводстве есть научные экспертизы связанные с обладаниями специальных познаний в области науки и ремесла.

— Все экспертизы и исследования связаны с химическими и биологическими исследованиями, и математическим и физическим расчетами. Есть еще физиологические особенности личности: голос, почерк, следы рук и ног. Любая экспертиза – наркотики, кровь, ДТП — везде в основе математика, физика, химия, биология. Все. Главное требование к экспертизе, которое годами наработала практика, заключается в том, что исследование должно быть так описано, что любой человек мог бы понять, что эти выводы носят обоснованный характер. А специалист, проведя аналогичные расчеты с применением тех же методик, должен прийти к аналогичным выводам. Эксперт должен высказаться ясно, понятно, и не двусмысленно. Что мы наблюдаем в заключении лингвистов по любым делам, включая дело Дильмухаметова? Следователь поставил перед экспертом сугубо правовой вопрос: являются ли высказывания автора призывом (к нарушению территориальной целостности — ред.). И дальше пошел полет мысли: в заключениях интерпретации, умозаключения, оценки, рассуждения на грани с абсурдом.

Буркин считает, что в той части где филологи привлекаются экспертами – они не являются экспертами. Их выводы невозможно проверить и прийти к аналогичному результату.

— Посади десять независимых друг от друга филологов – придут к противоположным выводам.

Он заметил, что прочитав заключение эксперта по делу Дильмухаметова нашел там множество пороков: несоответствие выводов исследовательской части.

— Назначение и применение в качестве доказательств заключений является антинаучным, — говорит юрист, – они противоречат уголовно-процессуальному закону. Они не могут соответствовать требованиям закона. Они разрешают сугубо правовые вопросы, что не допустимо. Привлечение специалистов для постановки правовых вопросов – запрещено. И арбитражные суды массово отказывают в назначении экспертиз – и это правильно. Это вопрос правовой. Но мы прекрасно понимаем, что назначаются экспертизы с определенной целью. Если  бы суды их не принимали, то и не назначались и не проводились.

Перспективу суда над Дильмухаметовым Буркин назвал «не очень хорошей» и предрек, что процесс, скорее всего, будет закрытым.     

— Не стоит легемитизировать экспертов-лингвистов. Многие адвокаты и юристы в процессах начинают оспаривать эти заключения путем опроса других лингвистов, ходатайствуя о повторной экспертизе. Следствие втянуло адвокатуру в игру по своим правилам.

Буркин сослался на вице-президента федеральной адвокатской палаты Генри Резника, который усомнился в выводах экспертов, если смысл исследуемых текстов невозможно понять без «расшифровки» лингвиста.

— Что это за призыв, если его обычный человек не может понять? Если для выяснения смысла текста требуется привлечь экспертов, то как их другой человек может понять: отделить противоправное от непротивоправного? Нарушается одно из главных требований уголовного закона – определённость. Описание преступления должно быть ясным, четким и недвусмысленным. Это формальная определённость уголовного закона. А если для выяснения отсутствия или наличия состава преступления требуются сложные лингвистические экспертизы с приведением сложных непонятных терминологий, о чем тогда говорить…

Члены президентского СПЧ планируют приехать в Башкирию для обсуждения дела Айрата Дильмухаметова с политическим руководством республики

Виктор Шендерович: Самый яркий пример политического заключённого в России сегодня — это Айрат Дильмухаметов

Журналиста Рамиля Рахматова также вызывали на допрос по делу Айрата Дильмухаметова

Максим Шевченко: «Айрат Дильмухаметов последовательно защищает Конституцию Российской Федерации»

Несколько членов СПЧ Башкирии обратились к председателю СПЧ при президенте России Валерию Фадееву по делу Айрата Дильмухаметова

Медиазона: Пять уголовных дел вместо Четвертой республики. Башкирского публициста Дильмухаметова ФСБ обвинила сразу в терроризме, экстремизме и сепаратизме

Репост

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий

Telegram канал
Февраль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829