Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Дмитрий Михайличенко: очень грустно, что за общественно-политические взгляды, позиции арестовывают людей, но таковы реалии российские современные

Дмитрий Михайличенко: очень грустно, что за общественно-политические взгляды, позиции арестовывают людей, но таковы реалии российские современные
26 марта
17:00 2019

Расшифровка фрагмента программы «Персонально Ваш» от 21.03.19.

Гость: политолог Дмитрий Михайличенко

Ведущий: Руслан Валиев

Руслан Валиев: +79273041051 — это номер для ваших СМС-сообщений и сообщений в мессенджере «Телеграмм». Вы можете нашему гостю присылать вопросы прямо сейчас. Мы постараемся осветить, при этом не забывайте подписываться. Смотрите прямую трансляцию эфира в «Фейсбуке» и на «Ютубе». Вчера была дата- 20 марта. Во-первых, это столетие республики, об этом сегодня отдельно поговорим, но и юбилей временно исполняющего обязанности главы региона — Радия Хабирова. Довольно много разного рода поздравлений прозвучали, в том числе в социальных сетях. Как бы вы оценили этот шквал поздравлений.

Дмитрий Михайличенко: Честно говоря, не очень хочется комментировать, потому что чем больше мы про это говорим, тем больше мы опускаемся в это византийско-средневековое лизоблюдство. Я коротко скажу: в общем-то, это, на мой взгляд, неправильно. От комментариев, которые у меня просили, в том числе и лояльные СМИ, я отказался. Мне кажется, что некоторые записывали свои ролики просто в рабочее время, потому что у них рабочее время ненормировано. Если они считают, что в этом информационная политика заключается, то я их поздравляю, наверное, они умеют нравиться руководству. 

Руслан Валиев: А что-то подобное бывало раньше? Вот за последнюю, за современную историю России? Я вот не могу вспомнить, если честно. 

Дмитрий Михайличенко: Ну в Туркменистане, да, нередко поздравляют так Аркадага (спаситель, покровитель переводится с туркменского).  В общем-то, в Центральной Азии-да. Ну, Путин не позволяет так себя поздравлять, потому что он намного выше других. Если говорить о республике, то, в общем-то, Муртаза Рахимов в этом вопросе более достойный. Он такой труженик, он не любит этих всех панегирических вещей. Ну а Хамитов просто, в общем-то, другая формация человека, он больше с европейским мышлением, ему такие вещи чужды. Это же, понимаете, в чем дело, сознание таких панегирических настроений и так далее — это же затрудняет руководителю получать адекватную оценку о ситуации. Все замазывают этими зефирными, пусть даже искренними, скорее неискренними «поздравлялками» и так далее, и тому подобное. Ну, не особо интересная тема.

Руслан Валиев: Ну, более важная тема, действительно, — это столетие республики, которая, на мой личный, кстати, взгляд и взгляд некоторых наших экспертов, обходится вниманием, да. То есть мало внимания этой дате. Вроде как, какие-то формальные вещи есть, но, фактически, такое ощущение, что есть желание как-то «замылить» эту тему и не выводить её на первый план. Что происходит?

Дмитрий Михайличенко: Что происходит, значит, да. Во-первых, сама по себе тема достаточно такая спорная, и в глазах нынешних федеральных элит она отдает даже сепаратизмом неким. Не то что нездоровым регионализмом, а именно сепаратизмом с национальным колоритом, оттенком — башкирским конкретно, потому что это все-таки больше праздник для башкир. Ну, что говорить, что в событиях семнадцатого года, там, девятнадцатого года — ключевую роль сыграла башкирская интеллигенция. Как бы я к ней не относился — хорошо или плохо. Второй фактор, который нужно учитывать, этот фактор- Ахмедзаки Валиди. Фигура достаточно противоречивая, спорная. Если в «рахимовский период» его на щит ставили и так далее, то есть улицу называли, и вообще это идеология была. Не секрет, вам могу сказать, что ректор одного из вузов быстрее придумал название своему ВУЗу имени кого-то (не буду говорить кого), чтобы не назвали именем Заки Валиди. Это было. Кто знает, тот поймет. Но, значит, сейчас Ахмедзаки Валиди -это фигура тоже, про которую стараются забывать. Если не маргинализировать её, как, допустим, Гитлера, то забывать про нее.

Руслан Валиев: Стараются кто?

Дмитрий Михайличенко: Я с точки зрения федеральной идеологии. У нас все-таки государство такое сверхцентрализованное и идеологию во многом оно все-таки формирует. Вернее, он — центр. Здесь, если говорить о семнадцатом годе, то естественно это — Ахмедзаки Валиди. Сейчас про него говорить, ну, перенесли на девятнадцатый год. Тут тоже вилка между «де юре», «де факто» и интерпретацией ,когда считать началом башкирской государственности в новейшей истории ( после Первой мировой войны) . И, соответственно, вроде проводить надо. Хамитов на эту тему очень закладывался, он хотел это с точки зрения там, скажем, развития республики в социальной политике, там, вот эти сто объектов.

Руслан Валиев: Ну, чтобы денег каких-то получить.

Дмитрий Михайличенко: Да, деньги получить, вот. Хабиров меняет во многом, значит, «хамитовский» курс вот по таким вещам он меняет. И он недавно пришел и это по сути не его праздник с точки зрения подготовки. С точки зрения, наверное, его взглядов на жизнь- да, это его праздник. Но с точки зрения подготовки — нет. И, соответственно, эта вилка здесь, с одной стороны, вроде проводить надо, а, с другой стороны, — муссировать этот дискус, обсуждать эти проблемы, которые могут проецироваться, которые там актуализируют фигуру Валиди и других лиц…

Руслан Валиев: Дополнительные вопросы какие-то вскрываются.

Дмитрий Михайличенко: Да, да, это нежелательно. И вот мы получаем в таком «заполированном» виде этот праздник. На самом деле, тема привлекает внимание. Вот буквально за минуту до эфира, за несколько минут звонили «Бизнес онлайн»- это региональное СМИ, такое интересное достаточно тоже, да. Тоже этим вопросом задаются — «почему так?» и так далее. Ну, то есть это достаточно актуальная тема. И вот так получается, башкиры — вот эти патриоты-националисты можно здоровым может быть и не только в здоровом вот как Марат Кульшарипов они недовольны. Ну я смотрел эфир с Азаматом Саитовым — они к выводу пришли естественно — все валили на Хамитова. Очень слабо, очень слабо, потому что Саитов ведет этот эфир, говорит все. Кульшарипов хочет сказать об исторической части, а он говорит: «Давайте примем, что пятнадцатый год — это данность». Ну, я, понимаете, как и, наверное, Марат Махмутович также не для того историческое образование получали, чтобы нам сверху указывали, когда что. У него же исторически обосновано все.

Руслан Валиев: Ну, если предположить, что семнадцатый год уже позади. Вот сейчас девятнадцатый, вроде как отметить надо хоть какую-то дату, да. Понятно, что есть споры по поводу его бесполезности, но хоть как-то же отметить надо- вот хотя бы с этой точки зрения. Кстати, если бы региональные власти, предположим, все-таки настаивали бы на том, что это для нас существенная дата и нужно её пышно отметить, хотя бы на уровне 450-летия добровольного вхождения (как в седьмом году отмечалось). Пошла бы федеральная власть на встречу таким требованиям региональной власти или все-таки всячески бы сопротивлялась? 

Дмитрий Михайличенко: Думаю, сопротивлялась. И, опять же, 2007 год-правильная у вас аналогия. Там Рахимов, который, в общем-то, контролирует (на тот момент милицию не помню- контролировал или нет, но он все контролировал практически- суды и так далее). Естественно, федеральный центр должен, мол, оказывать некий политес в виде того, что все приехали, дорогу перекрыли, президент страны был. И праздник широко отмечался.

Руслан Валиев: Так там ведь и коннотация самой даты была другая, там «вхождение», а тут как бы «выход» своего рода немножечко из-под власти.

Дмитрий Михайличенко: Совершенно верно, и коннотация другая, и так далее, но вот если отвечать на ваш вопрос, на мой взгляд, я думаю, что, скорее, все равно это сдерживалось. Конечно, у Татарстана, допустим, с которым мы сравниваем — у него больше в этом плане потенциала, больше прав, так сказать, но политика идет, их тоже сейчас достаточно сильно ограничивают — в идеологическом смысле, культурологическом, историческом- на все свое вот это вот вето накладывается.

Руслан Валиев: Ну и на фоне этой даты у нас арест Айрата Дильмухаметова произошел (буквально в преддверии этой даты). Некий такой символизм даже в этом, возможно, есть, или все-таки это совершенно разные вещи?

Дмитрий Михайличенко: Ну, я думал про это, да, я все-таки больше склоняюсь, что в целом по стране политика информационная ужесточается. Это и законодательство, это и определенные посылы. И я думаю, что Айрат Дильмухаметов, его задержание- это больше дело не республиканских властей, а именно федеральных спецслужб, которые этим занимаются вопросом. Они во многом центрирующую роль выполняют и так далее. Очень грустно, конечно, что за общественно-политические взгляды, позиции арестовывают людей, но таковы реалии современные российские, и они, в общем-то, вынуждают думающую интеллигенцию, интеллектуалов во многом уходить в себя. Не то, что в соцсети, а именно в себя — это называется внутренней миграцией и так далее и тому подобное. Но Айрат Дильмухаметов при том, что я по многим вопросам с ним не согласен, но в данном случае мне бы хотелось его поддержать, конечно же. Он думающий человек, критика нужна. Критика здоровая нужна, нужна альтернативная точка зрения. Если критики нет, то происходит, в общем-то, доминирование одного субъекта, в данном случае — государственной власти. Только к хорошему это вряд ли приведет.

Руслан Валиев: Здесь хотелось бы понять, почему произошло это именно сейчас, причем за видеоролик, опубликованный год назад, ведь после этого у него целая серия роликов была, где он эту тему раскрывал более глубоко, он, в общем-то, говорил об этом много. А здесь вот какая — годовалая отсрочка, по сути.

Дмитрий Михайличенко: Да, но там он тоже механизм разработки этих тем, дел, как называется, он довольно сложен. Там санкции, там экспертизы, и так далее и тому подобное. А то, что он был под прицелом — это очевидно. Поэтому я детально так не могу сказать, я этот ролик немножко посмотрел. У меня, конечно, это вызывает немножко такое негативное ощущение, потому что интеллектуалы вытесняются. На мой взгляд, Айрат Дильмухаметов вообще в нынешних реалиях совершенно не против российской государственности, на мой взгляд, он хотел на этих (опять же повторюсь, что это мое мнение, потому что прецеденты, когда меня за мнение уже тоже в милицию приглашали, попытки уголовные дела завести были). На мой взгляд, он хотел просто сыграть такую роль некого политического фрика на выборах, в общем-то, добавить интерес этим выборам, выборы, я имею в виду, главы республики, ну и немножко заработать, наверное. Потому что он сколько лет, я думаю, что денег у него не так много, потому что он то в тюрьме, то он занимается общественной деятельностью. А так, я имел с ним разговор всего один раз, но он, в общем-то, достаточно конструктивный. Я понял, что по ряду параметров (например, в вопросах развития центров регионов) мы сходимся. По роли национальной составляющей в республике- я сторонник многонациональности, конечно, естественно, но Айрат тоже не противник такого, что башкиры и все остальные. У него там достаточно продуманные, социально- философские даже мысли.

Руслан Валиев: То есть если бы он в этих выборах участвовал так или иначе, даже не будучи кандидатом, это было бы, в принципе, выгодно республиканским властям нынешним.

Дмитрий Михайличенко: Ну, я опять же не знаю какую они тактику собираются выстраивать. Там явка, параметры позиционирования и так далее, но при определенных раскладах, я думаю, что он мог бы оживить интерес к выборам. С точки зрения выгоды, надо знать, как они позиционируются. Может быть, у них там вообще будут выборы крайне сухие, кандидаты — «ноунейм» и откровенные «слабаки», которые, в общем-то, только и сделают, что будут не мешать Хабирову набирать его 70 и более- процентные результаты. Плюс работа избирательных комиссий и так далее и тому подобное. Поэтому тут я не могу сказать, но при определенных условиях он мог бы оживить интерес к выборам, ведь люди понимают, что выборы, во многом, предрешены и интерес к выборам большим вряд ли будет.

Руслан Валиев: Вот, кстати, к выборам уже кое-какая информация стала поступать. Например, во время работы избирательных участков в республике продлили на один час. Но не вечером добавили час, а с утра. То есть не в восемь, а в семь они откроются. Я, как член избирательной комиссии, если честно, не совсем понимаю логику, как это можно попытаться хотя бы объяснить.

Дмитрий Михайличенко: Ну, возможно, это можно и объяснить тем, что, когда люди спят, определенные дела делаются легче. Возможно, именно этим. В Москве, насколько я помню, я сейчас там проживаю все равно так или иначе, там продлевали работу участков, как раз как вы говорите. Более вечернее, конечно. Здесь вот так вот. Ладно. У них там есть армия, так скажем, «неоттесанная», но тем не менее, лизоблюдов. Вот пусть они пытаются объяснять, придумывают, что «Кто рано встает, тому Аллах подает» и так далее и тому подобное. Это работа вот этих вот «лизоблюдов», которые на БСТ выступают. А почему на БСТ выступают? Потому что там нет возможности ответить. Они пользуются средствами коммуникации, которые, в общем-то устарели. Нет обратной связи, нет полемики, а им это, собственно, и не надо, потому что самим стыдно за то, что они говорят.

Руслан Валиев: Вы имеете в виду эти вот короткие эфиры на БСТ?

Дмитрий Михайличенко: Да, в том числе и короткие эфиры. Да и вообще, я вот тоже хотел сказать, когда я был там, в общем-то, вы же знаете взаимоотношения и с командой Хамитова и так далее. У меня была возможность хоть каждый день на этих эфирах быть. Хоть авторские передачи, хоть что. Мне как-то откровенно стыдно, стыдно. Потому что там что-то скажешь критичное — они сразу вырезают. Это же совершенно не формат для тех людей, которые умеют думать. А этот у нас башкирский «Фейсбук», который, в общем-то, долгое время сидел, и вот они на БСТ как на телевидение в радость вспоминают. Ну пусть ходят. На БСТ даже хоккей -то невозможно смотреть, потому что там все время говорят, что надо забить и надо выиграть. Никакой даже аналитики на уровне спорта. Там был Рамиль Юлдашев, и то, я так даже понял, что он сейчас перестал, потому что он критично высказывался о хоккеистах, которые получают огромные деньги и так далее и тому подобное. Кстати, вот тема же. Один из журналистов как раз «Бизнес онлайн » задал вопрос Зинэтуле Билялетдинову: » А почему зарплату хоккеистов не выпячиваете?». Он говорит: » А какая разница? Мне неинтересно». «Так это, говорит, по сути госслужащий, они же за бюджетный счет работают «. Правильно. И если они как госслужащие (правильно не госслужащие, а бюджетники), то можно эти стодвадцатимиллионные зарплаты очень тонко нарезать и повысить среднюю зарплату по Уфе. Уровень очень повысится неплохо, они же бюджетники. Поэтому, в общем-то, это все меня, конечно, возмущает. 

Руслан Валиев: Значит, как раз выборы мы затронули. Есть ли уже какое-то понимание о том, какие могут быть кандидаты? Хоть что-то, хоть по каким-то партиям. Не знаю, по КПРФ, может быть, по ЛДПР. 

Дмитрий Михайличенко: КПРФ там же про Ющенко говорят. С одной стороны, значит, Мурзагулов с ним мило фотографируется, а потом какие-то опять же эти «неоттесанные» спикеры пытаются говорить, что он «кровь попортит Хабирову». Будут кандидаты такие, которые, в общем-то, не кандидаты. Выборы не выборы, а кандидаты не кандидаты. 

Руслан Валиев: У нас тут ряд публикаций прошел. Вроде как федеральная тема. По поводу Павла Грудинина. Некоторые республиканские СМИ опубликовали так называемый «компромат» по поводу дела с супругой. Это что может значить? Что Грудинин каким-то образом имеет отношение к республике или планирует? Или это вообще что-то другое?

Дмитрий Михайличенко: Да нет. Там у них эпопея. Вот коммунисты достаточно себя активно сейчас ведут некоторые. По Башкирии я не могу сейчас сказать, не так пристально слежу. Но там есть Кумин, там есть Грудинин -такие денежные люди, которые готовы вложиться и так далее. Но Грудинин получил сейчас Гос Думу. У Кумина тоже сейчас свои интересы. Они могли бы и на Питер тогда пойти. Я не думаю, что сейчас в Башкирии будет баллотироваться кто-то сильный. Максим Шевченко тоже грозиться все время выступить где-то и так далее. Совершенно нет.  Я думаю, Хабиров и его команда, Сидякин- они мастера договоренности с партиями и так далее. Партии у нас тоже, надо понимать, и «Справедливая Россия» и «ЛДПР», в общем-то, часто их эксперты называют (не мое мнение) «машинами для зарабатывания денег». И там своя «тусовка» есть. Хабиров здесь прекрасно разберется. Каких-то «экс», с точки зрения не входящих в этот пул системных оппозиций кандидатов, они будут совершенно безресурсными, совершенно. А таких ярких я не ожидаю.

Руслан Валиев: А стратегия, выбранная Навальным и конкретно уфимский штаб декларируют то, что они готовы к этой стратегии присоединиться. Я имею в виду поддержать любого альтернативного кандидата, который может составить хоть какую-то конкуренцию Хабирову.

Дмитрий Михайличенко: А вы знаете, я вот долгое время не критиковал. Лилия Чанышева очень пассивно ведет себя сейчас и совершенно не тем занимается. Смотрите, как она себя сама роняет. Она говорила про выборы главы республики- был разговор, потом мэр Уфы, потом в общественную палату может меня возьмут. Ну, следующий шаг, вам, Лилия, остается пойти только на конкурсную процедуру зам начальником по информационной политике к Ульфату Мустафину. И вообще эти ролики, которые они снимают про Толкачева и про Хабирова, ссылаются на какие-то публикации — это что? Это плохая журналистская работа. Это не политическая работа вообще. У Рамиля Рахматова гораздо острее и мощнее. Вот он способен это делать. А так, меня полностью они разочаровали. Более того, я долго молчал, а сейчас я хочу сказать, у меня тоже своя аналитика есть. Навальный совершенно, я думал, проверял все это, Навальный в пуле, Навальный в пуле. Он полностью контролируем. Как это есть: животные метят территорию, ну вот собаки, в частности. Вот он метит эту территорию. Конечно, он размывает государственность, он бьет по протесту. Он все равно расшатывает устои этого режима. Но он под контролем. Поэтому от них ожидать что-то, какие-то надежды и так далее и тому подобное… Я не говорю, что они сейчас неискренни, но как-то меня очень настораживает, как они вели себя раньше и как сейчас. Это ж сколько надо денег, чтобы Толкачеву иметь такой дом. Да у него все подсчитано. И как бы даже если …

Руслан Валиев: Там правда, действительно. То есть стоимость дома, по их данным, все равно меньше, чем сумма зарплаты. 

Дмитрий Михайличенко: Знаете, это вообще играет скорее на Толкачева. Поэтому такие вещи снимать вообще …

Руслан Валиев: А вот по поводу Навального, того, что он в системе. В курсе ли его сторонники в регионах того, что он в системе? Или …

Дмитрий Михайличенко: Ну я вот это долго выяснял. Нет, я думаю, что там очень много, как это, знаете, американский термин времен холодной войны «useful idiots» — «полезные идиоты». Они их как бы так в «темную» используют. Я думаю, что искренних людей там очень много, очень много. Протест, уровень протеста высокий, мы вот и рейтингом этим занимались — протестный потенциал, вот, много.  Но, значит, сам Навальный, я пришел к выводу, я долго очень собирал эту информацию…

 

 

 

 

 

 

 

Теги
Репост

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий

Telegram канал

Опросы

Март 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031