Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Максим Забелин: в Башкирии дефицит врачебного персонала составлял 1150 человек

21 марта
11:54 2019

Расшифровка программы «Интервью» от 20.03.19

Гость: и.о. министра здравоохранения Башкирии Максим Забелин

Ведущий: Руслан Валиев

Руслан Валиев: Здравствуйте. Эхо Москвы в прямом эфире. В студии Руслан Валиев и вместе со мной в гостях наш гость исполняющий обязанности министра здравоохранения Республики Башкортостан-Максим Забелин. Здравствуйте, Максим Васильевич.

Максим Забелин: Добрый день.

Руслан Валеев: Ну, во-первых, спасибо, что пришли. Давно вас ждали в нашей студии. По сути, с тех пор, как вы к нам в республику приехали. И. о. здравоохранении в последние полгода, впрочем, как и всегда, говорится довольно много. И одна из самых острых проблем отрасли, о которой СМИ, в том числе наше, говорит весь последний год, а то и даже больше-это проблема обеспечения лекарствами. Судя по всему, она до сих пор не исчезает. Я вот вспоминаю историю в начале месяца-блогер Павел Степанов о ней писал и сообщал об отсутствии простых препаратов для больного диабетом отца. Ситуация решилась только после публичной огласки. Почему медики продолжают зачастую скрывать даже имеющиеся в наличии лекарства? Или проблема в чем-то другом до сих пор? 

Максим Забелин: Ну, я считаю, что у нас в настоящий момент нет проблем, просто есть определенные трудности. Трудности, как правило, больше технического характера. В настоящий момент у нас более четырехсот двадцати льготников, которые находятся на основном учете. Каждый льготник у нас заведен в реестр.

Руслан Валиев: Четырехсот двадцати человек? 

Максим Забелин: Четырехсот двадцати тысяч.

Руслан Валиев: А, тысяч!

Максим Забелин: …жителей республики, которые имеют право на льготное лекарственное обеспечение по тому или иному источнику финансирования. У нас есть льготники, которые относятся к категории федеральных льготников и льготники, которые имеют категорию, относящуюся к региональной льготе, так называемой. Поэтому, есть действительно случаи, когда имеется техническая задержка выдачи лекарственного препарата и, как правило, ещё возникают случаи, когда пациент желает получить конкретный вид торгового наименования лекарственного препарата. По нормативно-правовым актам, которые сейчас существуют и те документы, которые мы отрабатываем, мы покупаем лекарственные препараты по международному непатентованному названию, то есть, по действующему веществу, как правило. Большинство наших пациентов, которые сталкиваются, ну, некоторые в ряде причин хотят получать к определенному лекарственному препарату, к сожалению, поставщики наши, которые выходят на аукционы, поставляют по существующему международному. И не факт, что может быть тот или иной конкретный производитель попасть именно в розницу. Есть категория граждан, которым врачебной комиссии либо по назначению федерального медицинского центра показан конкретный вид препарата. Под них идет закуп именно, индивидуальный, так называемый, закуп. По существующим нормам законодательства у нас имеется десять рабочих дней на обеспечение лекарственной терапией. В первую очередь, задача министерства здравоохранения — это обеспечение непрерывности именно обучения, а не обеспечение конкретным видом препарата. Да, у нас есть моменты, когда пациенту идет подбор терапии (для этих целей пациент может быть госпитализирован в дневной стационар либо в стационар круглосуточного пребывания) и в этот промежуток времени возможно изменена будет схема, если данный конкретный вид препарата находится в «пути», то есть разыгрался аукцион, идёт поставка, к сожалению, у нас есть и недобросовестные поставщики, которые не всегда выполняют свои обязательства, которые предписаны государственным контрактом, поэтому возникают некоторые промежутки-задержки. Или же это те пациенты, которые у нас попали или выявлены и поставлены на, так называемый, учёт. Потому что мы формируем заявку по состоянию на первое октября предшествующего года, а пациенты у нас могут попасть в эту категорию в текущем году, поэтому мы для них формируем (то же самое, есть определенный резерв) и мы под них формируем этот непосредственный закуп лекарственных препаратов.

Руслан Валиев: Правильно ли я вас понял, что на сегодняшний день на уровне минздрава проблем никаких нет. Я почему об этом спрашиваю дополнительно -просто руководство республики еще предыдущее, да, прошлым летом признавало, что есть проблемы по взаимодействию между разными отделами, что есть какое-то недопонимание и даже деньги в недостаточном количестве выделялись.

Максим Забелин: У нас, можно сказать, что проблем на уровне минздрава нет, есть, можно сказать, технические вопросы, которые требуют до конца урегулирования между министерством здравоохранения, между отделом по реализации, между нашим учреждением, которое занимается именно отпуском лекарственным препаратов-это «Башфармация» с ее сетью. И если говорить открыто, действительно, у нас есть небольшое недофинансирование. Это связано с тем, что у нас число граждан, имеющих инвалидность составляет более трехсот тысяч человек. При этом всего из них 64 тысячи сохранили свое право на лекарственное обеспечение, то есть натуральную норму. Остальные у нас выбрали денежную монетизацию, но при этом ряд пациентов, которые вошли в эту категорию, подходят под критерии, которые обеспечиваются по лекарственным обеспечениям и по региональной льготной категории. Получается, у нас двоякая ситуация: есть граждане, которые отказались от натуральной нормы, от лекарственного препарата-получают финансирование с федерального бюджета и приходят в лист ожидания региональной льготе: «Дайте мне, пожалуйста, тоже лекарственный препарат. Есть такие вот не состыковки. И, действительно, есть ряд пациентов, которым необходимы лекарственные препараты-это, в основном, дети у нас с врожденными генетическими заболеваниями либо очень редкими заболеваниями, которые связаны с назначением лекарственных препаратов, которые не имеют даже регистрации на территории Российской Федерации. Это препараты, как правило, современные, новые, действительно, очень дорогостоящие, то есть порядок лечения-у нас есть пациент, которому показано лечение(надо представлять это более ста миллионов рублей это лечение составляет). Но данный препарат не имеет регистрации, это все, действительно, занимает большую такую дорогу до получения этой

Руслан Валиев: То есть не в деньгах проблема, а в регистрации в таких случаях?

Максим Забелин: Но отчасти, действительно, в деньгах, потому что есть у нас все-таки возможности для получения. Но те направления, которые делает временно исполняющий обязанности главы Радий Фаритович Хабиров — он каждый вопрос, в том числе, льготного обеспечения держит на контроле, у нас происходит раз в неделю так называемые «Здрав часы», где обсуждаются актуальные вопросы и через раз в той или иной форме постоянно у нас вопросы, связанные с лекарственным обеспечением-либо это льготное лекарственное обеспечение, либо лекарственное обеспечение в существующей реализации программы государственной гарантии. 

Руслан Валиев: Исполняющий министра здравоохранения Максим Забелин в нашей студии. +79273041051—это номер для ваших СМС-сообщений и сообщений в Телеграме, куда вы можете присылать вопросы нашему гостю. Вопросы уже поступают и чуть позже к ним обратимся. Последняя инициатива минздрава-премировать за выявление онкологии на ранних стадиях- с одной стороны выглядит довольно интересно, но насколько это решение адекватно? Вот сегодня слушатели наши разделились пополам, да-половина поддержали инициативу утром, а половина посчитали, что это сложно. Возникает дополнительный вопрос, а будет ли демотивация на тот случай, если врач будет всем подряд «шлепать» диагноз, отправлять на диагностику, и дальше человек будет возвращаться с неподтвержденным диагнозом?

Максим Забелин: Ну я здесь считаю, что это, наоборот, один из способов именно привлечь внимание врачей первичного звена, врачей участкового-терапевта, участкового-педиатра, фельдшера в сельской местности именно акцентируя внимание на раннюю диагностику. данный вид стимулирования принят одобрение получил у главы республики. В ближайшее время будут выделены уже необходимые денежные средства, и по итогу квартала мы уже будем стимулировать наших врачей и при этом здесь у нас идет четкая градация. Именно врач первичного звена-это не врач-онколог, к которому вы пришли на прием, а именно первый врач, а именно первый врач, который заподозрил наличие того или иного симптома, того или иного вида злокачественного новообразования, и именно один из критериев оказательности, что он получил-это именно установка заболевания, то есть пациент пришел, обратил внимание, что у меня есть проблема в той или иной области, которая может быть отчасти связана и со злокачественным образованием, либо с другим каким-то симптомом, но врач проявил бдительность, направил именно сразу же его смаршрутизировал с учетом тех знаний, которые(мы в последнее время провели необходимые тренинги, сделали, обновили, можно сказать, знания, которые были получены ранее) и при установлении фактического диагноза, то есть это подтверждено должно быть диопсией и заключением онколога, тогда за этот случай врач получит дополнительную премию в виде 5000 рублей.

Руслан Валиев: А вы не боитесь, что очереди, которые и так большие в онкоцентре вырастут в разы?

Максим Забелин: Мы этого не боимся, мы к этому готовы и для этих целей в рамках реализации проекта «Борьба с онкологическим заболеванием» у нас предусмотрено создание специальных центров амбулаторной онкологической помощи, которые будут направлены именно на диагностику, именно раннюю диагностику.

Руслан Валиев: Эти центры будут, я так понимаю, не только в Уфе.

Максим Забелин: Да, у нас планируется создание порядка тринадцати центров-четыре центра будет в городе Уфа, и остальные у нас девять центров-это будут такие межмуниципальные центры по территории республики. И помимо всего прочего, это позволит, ну, как бы дополнительно стимулировать-врач будет не просто для галочки ставить диагноз либо направлять к онкологу, но он еще будет и мотивирован и обращать внимание именно на ранние признаки, на изменение, допустим, новообразований на коже, на изменение каких-то симптомов, которые могут быть трактованы совершенно по-другому. Допустим, появились боли, связанные с приемом пищи, с актом глотания, это можно подумать, что какие-то воспалительные изменения, а можно подумать это изменения, которые определяются ранними симптомами онкологического заболевания.

Руслан Валиев: Сроки появления этих центров уже точно определены?

Максим Забелин: Да, в этом году у нас создается четыре центра, тринадцать центров у нас будут созданы в ближайшие четыре года.

Руслан Валиев: Вопрос от Дмитрия: «Когда в поликлиниках введут электронные амбулаторные карты? Зачем эта макулатура, которая постоянно теряется? Я год не могу найти свою карту. Каждый раз при посещении врача заводят дубликат.» Но я добавлю сюда вообще по поводу писанины, так называемой, да, врачи жалуются, что из пятнадцати минут, отведенных на прием там восемь минут (особенно у людей пожилых) уходит на заполнение документов, нежели на опросы и диагностику. Вот, планируется ли как-то облегчить эту часть работы врачей?

Максим Забелин: В этом направлении у нас тоже проводится работа, и, можно сказать, что республика Башкортостан является одним из лидеров в Российской Федерации по уровню информатизации. За ближайшие два-три года мы планируем полностью перейти на электронный документооборот. В большинстве стационаров, в большинстве амбулаторно-поликлинического звена, у нас уже ведется электронная медицинская документация. При этом уровень стандартизации достигает более 80-90 процентов. В этом году у нас даже будет стартовать пилотный проект, будут сделаны специальные планшеты для скорой медицинской помощи, через которые будет возможность связываться с медицинским архивом медицинских амбулаторных карт, либо предшествующие истории, связанные с инструментальной диагностикой либо нахождением пациентов в стационаре. Все информационно-медицинские системы, которые имеются в каждой лечебной либо медицинской организации различного-первого, второго, третьего уровня — они у нас объединены в единую республиканскую медицинскую информационно-аналитическую систему. Это является большим плюсом. Но, к сожалению, именно переход на один электронный документооборот у нас все равно еще есть регламентирующие акты, когда требуют именно дублирующую вещь-это бумажная история болезни, бумажная электронная медицинская карта. И мне тут кажется, что, наверное, Алексею просто периодически заводят именно дубликат, при этом вся необходимая медицинская информация. Просто надо уточнить с какой он поликлиники, и мы можем отдельно с ним связаться и уточнить, есть ли у него история болезни, ведется полностью (так называемая история жизни медицинская)

Руслан Валиев: Так потеряли как раз-таки эту бумажную историю.

Максим Забелин: Ну, бумажная история действительно может где-то затеряться, но при этом у нас электронная база данных. Просто надо у Алексея уточнить, если он нас слышит, пусть напишет номер поликлиники, мы с ним отдельно свяжемся и уточним именно его электронную часть.

Руслан Валиев: Хорошо, после эфира контакты его передадим. А вот в части второй вопроса: то, что у врачей во время приема уходит много времени на заполнение бумаг-вот с этим как-то можно справиться? 

Максим Забелин: С этим мы стараемся работать-внедряем принципы бережливого производства и большую часть функций, которыми раньше занимался именно сам врач, мы стараемся делегировать на медицинского работника. То есть внедрение медицинских информационных систем у нас многие вещи, которые врач заполняет в медицинской карте-они имеют такой шаблонный характер и дублирующие вещи. С повсеместным внедрением это отчасти тоже у нас уберет и многие функции, связанные с выпиской справки, с оформлением направления, с получением какого-то заключения-именно технического характера, мы стараемся больше переложить непосредственно на средний медицинский персонал, тем самым мы освобождаем врача, позволяем ему более детально ознакомиться с анализом, более детально провести необходимый медицинский осмотр, манипуляции, связанные с установкой диагноза, с интерпретацией полученных данных и правильно назначить лечение, правильно установить диагноз, разработать схему лечения.

Руслан Валиев: Недавно прошла коллегия министерства, где были, помимо прочего, озвучены также и средние зарплаты медработников. Вот, насколько я помню, врачи 60 тысяч рублей,с редний и младший медперсонал-около 30 тысяч, причем суммы там примерно одинаковые прозвучали. Но вот эти цифры вызвали в соцсетях, прежде всего, такой шквал критики, многие утверждают, что младший медперсонал не получает и пятнадцати зачастую. Вот как вы это можете прокомментировать? Что за цифры? 

Максим Забелин: Ситуация здесь следующая: что у нас имеются действительно распоряжения правительства республики Башкирии, направленные на реализацию так называемого майского указа. Если говорить по итогам 2018 года, то средняя заработная плата врача составила у нас 59.700 рублей, среднего медицинского работника 29.995 рублей, младшего медицинского персонала-порядка 30 тыс. рублей. По предварительным итогам первого квартала у нас заработная плата врача будет составлять порядка 61.200, то есть идет планомерное повышение, и оно составляет 200 процентов от средней зарплаты по региону. То же самое и по заработной плате среднего медицинского персонала и младшего медицинского персонала. Но это так называемая средняя зарплата. Действительно, у нас есть врачи, которые получают и больше этой суммы, и есть медицинские работники, которые получают, конечно, меньше.

Руслан Валиев: Значительно? В два раза, чем средние?

Максим Забелин: Ну, в два раза я не готов сказать, что у нас все так получают, так вы комментируете. Я считаю, что здесь все-таки заработная плата зависит от личного вклада каждого. Это работа на полную занятость, либо на неполную ставку. Это оценка именно-в этот момент находился человек на больничном листе, были ли у него прогулы и прочее. И в этих целях даже с медицинскими работниками у нас практически с каждым заключен эффективный контракт. То, что у нас помимо заработной платы на ставку имеется и ряд дополнительных стимулирующий выплат, которые позволяют оценить охват диспансеризации, охват качества оказания медицинских услуг по критериям качества, по выполненным медицинским манипуляциям, по работе с прикрепленным населениям на участке, по отсутствию жалоб от медицинских работников, по отсутствию необоснованных замечаний среди проверяющих от фонда.

Руслан Валиев: Дополнительные критерии, да, понятно, что они есть. Вот кстати нам критическое замечание присылает Виктор, советует побывать, в том числе мне, в онкодиспансере на Шафиева и «оптимизма поубавиться в разы»-утверждает он. То есть уже сейчас все сложно. Кстати, я там был и видел, что действительно там толпы.

Максим Забелин: Ну, смотрите, я сегодня то же самое-был в диспансере. У нас в рамках объезда территории подготовки к столетию глава республики сегодня посещал строящийся объект-это новый корпус. Это девятиэтажный корпус. Первые три этажа будут отданы полностью под консультативно-диагностическое отделение, так называемую поликлинику-порядка трехсот пятидесяти посещений в смену. Остальные пять этажей –э то чисто палатный корпус, то есть позволит нам уйти от, так называемых, многоместных палат, где по 4 по 6 человек находится. В настоящий момент в поликлинике, которая относится к онкодиспансеру, 29 специалистов ведут прием на площади порядка шестисот метров, при этом, по существующим нормативам, эта площадь должна составлять порядка 2000 метров. Поэтому, действительно, люди находятся, сидят непосредственно в близкой очереди друг к другу, узкие коридоры. Это здание, которое нам досталось в наследство от Советского Союза. Но, несмотря на это, руководством республики, руководством федерального центра было принято решение, и тот корпус, который строится, он вошел в пятерку объектов, которые реализуются в рамках федерального проекта.

Руслан Валиев: Когда он будет сдан?

Максим Забелин: Данный корпус будет сдан, согласно контракту, в первом квартале 2020 года. В настоящий момент уже полностью завершены работы по фасадам, внутри происходят отделочные работы, возведены перекрытия, проложены отчасти инженерные сети, накладываются системы вентиляции и все прочее. В этом корпусе будет расположен (помимо всего) еще дополнительный кабинет компьютерной томографии, кабинет магнитно-резонансной томографии, цифровой кабинет по диагностике и выполнению маммографии.

Руслан Валиев: И в связи с этим, в том числе, и в связи с вопросами, которые нам шлют, возникает вопрос кадрового обеспечения. Вот, в частности: «Проводят ли министерства или планируют проводить мониторинг причин, по которым уезжают врачи, в частности, они приводят пример: (Надежда из «Медиакор Сити») Архангельская центральная районная больница, оттуда ушли уже шесть человек за три месяца. То есть, с одной стороны, мы знаем, что вроде бы есть программа «Земский доктор», которая привлекает молодых специалистов, а, между тем, люди, которые поработали, уезжают. Проблема известна? Решается? Контролируется?

Максим Забелин: Ну, проблема дефицитов кадров — она довольно актуальна и актуальна не только для республики Башкирия, она актуальна в целом для системы здравоохранения Российской Федерации. Если говорить касательно республики Башкортостан, то у нас имеется на конец 2018 года дефицит врачебного персонала составлял 1150 человек. Это довольно большая цифра, и причем это дефицит как врачей первичного звена, так и узких специалистов. Если говорить про город Уфа, то у нас, в основном, дефицит связан с узкими специалистами, с офтальмологами, с лор-врачами, эндокринологами, специалистами в области психиатрии. Дефицита по врачам первичного звена в городе Уфа практически нет. То есть у нас имеется полная укомплектованность по врачам-терапевтам, по врачам-педиатрам первичного звена. Единственное, действительно, на некоторых участках может быть связана работа с временными заместителями, это связано с тем, что у нас на том или ином участке кто-то находится либо в декрете, либо находится на учебе, потому что врачу необходимо повышать постоянно свою квалификацию. Если говорить о том, что связано с дефицитом в сельской местности, действительно, у нас есть ряд программ. Это и «Земский доктор», и «Земский фельдшер», но при этом это не говорит о том, что у нас ежегодно министерством здравоохранения идет претензионная работа юридическая порядка 600-800 человек, которые, к сожалению, даже раньше положенного срока покинули, получили деньги. И мы теперь стараемся, действительно, как-то эти деньги обратно вернуть в бюджет. Действительно, многие связывают с тем, что приехали, несмотря на вот эти дополнительные стимулирования, не всех устраивает тот микроклимат ,который есть . Для многих этот миллион тоже не является большим стимулом, все равно есть вопросы, связанные с дополнительными социальными стимулированиями. Начиная с октября по указанию главы у нас идет более такая целенаправленная работа и в эту работу уже включен не только минздрав, не только университет, но и здесь у нас получил более положительную тенденцию, дополнительное стимулирование именно работа самих глав. У нас каждый глава встретился со своими будущими выпускниками-так называемыми целевиками. Между главами даже установлен небольшой такой рейтинг-соревнование -кто больше привлечет на свою территорию либо узкого специалиста, либо врача первичного звена, либо фельдшера. Как выяснилось, то у нас в ряде районов есть возможность просто дополнительно социально стимулировать выплатами-компенсациями по…

Руслан Валиев: Знаете, у нас сейчас перерыв на новости. Давайте мы прервемся. Я напоминаю, что в гостях нашей студии исполняющий обязанности министра здравоохранения Максим Забелин. Вернемся поле новостей.

Руслан Валиев: Продолжаем беседу с исполняющим обязанности министра здравоохранения республики Башкортостан Максимом Забелиным. В студии Руслан Валиев. Мы в прямом эфире. Номер для ваших смс-сообщений +79273041051. И вот завершая, видимо, тему об онкологии, на вопрос от слушателя, который обращает внимание на филиал онкоцентра на Клавдии Абрамовой: «Там врачи очень плохо относятся к больным, бесконечные чаепития и так далее». Как вы можете прокомментировать?

Максим Забелин: Сейчас я могу сказать одно-что, действительно, у нас много таких жалоб, которые идут не только в прямом эфире, но и обращаются граждане как к нам на горячую линию-в министерство здравоохранения, так и в систему «Инцидент», либо, даже если нет жалоб, когда приходят на личный прием. Нами начата такая целенаправленная работа, которая показала свою эффективность в Сибае. Когда мы приехали-большое количество специалистов и именно был такой еще ажиотаж связан не только с работой, но и с общим настроем пациентов. Мы приняли решение, что будем проводить тренинги с персоналом как для амбулаторно-поликлинического звена, так и с учреждениями круглосуточного пребывания-с больницами. Для этих целей у нас сформирована команда психологов, психотерапевтов от психоневрологического центра, и первый результат даже показал, что те коллеги, которые работали в Сибае даже отметили положительный эффект. В начале у нас даже приходили и общественники, и СМИ, видели, что вокруг одного человека люди в белых халатах сидят — думали, что какая-то секта, а оказалось это просто проводили необходимые тренинги. И, в первую очередь, тренинги, направленные на повышение, так называемой, дружелюбности, безконфликтности, соблюдения норм этики, деонтологии и, в основном, это для регистраторов, для врачей первичного звена, для работников колл-центра, то есть с теми, с кем мы сталкиваемся при входе в поликлинику либо в стационар.

Руслан Валиев: А насколько это долгоиграющая история будет? Тренинг прошел, неделю ты как бы под влиянием находишься, а дальше забываешь. Если это не контролировать, не мотивировать тем же рублем?

Максим Забелин: Здесь у нас еще есть ,можно сказать, программа, которую я озвучил-«Бережливые технологии», так называемая, «Бережливая поликлиника» и эти тренинги у нас имеют цикличный характер. Мы хотим, чтобы они проходили и добиваемся этого у своих руководителей организаций, чтобы минимум раз в месяц человек прошел тренинг, в течение часа-двух, чтобы у него сложились определенные стереотипы общения, чтобы он понимал, в чем есть слабые звенья, направления для развития, чтобы имел право сказать, что когда прослушал все вроде бы стало понятно, потом попробовал практики, те или иные приемы, которые были осуществлены при работе в группе и возникает вопрос: «А что более эффективно, может, что-то он упускает». Ну, если что-то не работает. А повторные обсуждения тоже имеют такой как бы контроль качества и общения. И, действительно, у нас еще есть и собственные, так называемые, «скрытые пациенты», когда мы идем как, так называемые, «контрольные покупатели». То есть контрольные звонки, которые осуществляют работники, в том числе и этого центра, которые проводили свое обучение, чтобы понять эффективность, насколько идет усвоение материала, насколько используют эти методики. И мы хотим распространить это повсеместно, то есть по принципу «бережливого производства» мы формируем так называемую команду лидеров медицинской организации, которые уже самостоятельно тиражируют полученные знания непосредственно в учебное учреждение. Это, как правило, у нас старшие медицинские сестры, либо вот специалисты, которые имеют какой-то вес или авторитет в коллективе, не просто еще управленцы, ну и, соответственно, кто-то из заведующих отделений, которые возлагают на эту должность обязанности. Действительно, мы тоже стараемся прописать и эффективном контракте как самого руководителя медицинской организации, так и каждого работника.

Руслан Валиев: Вот вы упомянули Сибай и была информация, что врачи уже начали покидать этот город. Между тем, вот буквально сегодня утром видел материал на Ufa1,где в публикации говорится, что мужчине отказано в проведении томографии, и он жалуется на проблемы с легкими, при том, что раньше у него их никогда не было. И врачи упорно якобы отказываются признавать взаимосвязь между теми событиями, которые в Сибае происходили и состоянием здоровья этого конкретного больного и вообще многих больных, которые жалуются.

Максим Забелин: Ну, допустим, про конкретного больного мне сейчас сложно сказать, потому что необходимо уточнить его фамилию и отчество и понять, в чем была суть проблемы. Если говорить о направлении на компьютерную томографию, то, действительно, существуют определенный порядок. В случае неотложного направления есть определенные объемы и обязательства, которые выполняет больница. В больнице имеется договор частной медицинской организации, которая по программе госгарантии (то есть бесплатно) выполняет компьютерную томографию при неотложных показаниях в момент обращения. В случае, если пациенту необходима плановая компьютерная томография, то по программе госгарантий имеется определенный срок в её получении.

Руслан Валиев: Вот в таких отдельных случаях, когда человек не доволен решением тех или иных врачей, куда ему обращаться?

Максим Забелин: У нас есть горячая линия минздрава, есть, если говорить конкретно про городской округ Сибай, про городскую больницу Сибая, там методика у нас отработана уже условные часы,я так формально говорю, есть горячая линия самой больницы.

Руслан Валиев: Уфимцам куда обращаться?

Максим Забелин: Уфимцам в горячую линию Минздрава-пожалуйста. Если говорить про связь экологической обстановки, которая есть, то за тот период наблюдения, который мы там проводили, это начиная с декабря 2018 года по настоящий момент по заключению экспертов-наших специалистов-ни одного случая, связанного именно с повышением концентрации диоксида серы и взаимосвязи с проявлением каким-то связанным с нарушением здоровья у нас не зарегистрировано и не выявлено. Даже наоборот, случай, допустим, связанный с носовым кровотечением-у нас количество обращаемости даже уменьшилось. Был небольшой подъем, в рамках существующих статистических наблюдений за предшествующие годы, и был он только связан с эпидемической обстановкой- сезонным обострением гриппа и ОРВИ.

Руслан Валиев: Хотелось бы один случай разобрать. Кушнаренковская районная больница. История с дежурным врачом, который наложил вместо шины швабру. Дискуссии разгорелись на этот счет. Вот те, с кем я общался, говорят-ничего страшного в этом нет, врач воспользовался подручным средством. Этому учат правила оказания первой помощи даже в бытовых условиях. Но между тем, врач уволился. А почему так все жестко? Или прокурорские проверки, все вот это вот?

Максим Забелин: Ну здесь, действительно, данный случай получил большой общественный резонанс и были проведены проверки не только со стороны министерства здравоохранения, но и проверяла их прокуратура, и следственный комитет. Вы правы, в том, что при оказании первой медицинской помощи, при переломах мы обязаны использовать любые подручные средства для мобилизации обездвиженных конечностей. Но в стационаре, куда уже была привезена пациентка, необходимо было использовать все-таки существующие медицинские изделия, которые направлены на мобилизацию.

Руслан Валиев: Но которых там якобы не было. Правда, были на бумаге, а фактически нет.

Максим Забелин: Ну, здесь ситуация такая, действительно. Я даже был сам погружен в эту историю. Мне про нее информировали (помимо моих подчиненных, главного врача),мне активно стали писать и сообщать через социальные сети, в том числе через Youtube, через Instagram, через Facebook и пациентке была оказано полная медицинская помощь, действительно, в начале было не совсем правомерна ситуация, когда врач предложил пациентке продолжить лечение на дому, что не соответствует нашим нормативным актам, направленных на порядок оказания медицинских помощи, маршрутизации данных пациентки. Пациентка была в этот же день, не покидая лечебного учреждения госпитализирована. Ей была оказана необходимая медицинская помощь-обезболивание, наложенная мобилизация табельными средствами. На следующий день пациентка была эвакуирована в медицинскую организацию третьего уровня-это город Уфа, где ее госпитализировали в травмацентр третьего уровня, дообследовали и спустя двое суток, по мере подготовки, она была прооперирована. Ей был установлен искусственный сустав, операция прошла успешно.

Руслан Валиев: Тема ВИЧ. Хотелось бы её затронуть. Статистика не очень радужная, в том числе в нашей республике, но, между тем, эпидемия не признается, то есть она как бы официально не озвучивается. И еще сворачивается на этом фоне и так недостаточное информирование людей о способах профилактики, вместо этого в школах даже часто вводят различные религиозные уроки. На ваш взгляд, не тупиковый ли это путь по борьбе с этой болезнью? 

Максим Забелин: Здесь, действительно, ситуация,в том числе эпидемиологическая ситуация с ВИЧ-инфекцией в республике продолжает ухудшаться. По состоянию на 31 декабря в нашем реестре количество зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции составило 31.288 человек, то есть в 2018 году было выявлено 2782 случая-новый вид инфекции, что на 2 процента больше, чем в прошлом году. Наиболее таким территориям, в которых больше процент нахождения пациентов находится в городах Кумертау, Салават, Стерлитамак, Нефтекамск.

Руслан Валиев: Ну, данные-то статистики нам известны. А делать-то что с этим? Правильно ли ведется профилактика?

Максим Забелин: Мы здесь считаем, что, наоборот, те направления, которые у нас реализуются в рамках комплексного плана мероприятий по стабилизации снижения заболеваемости-она правильно работает, она идет не только на республиканском и федеральном уровне, но и меняется и сам подход самих граждан. То есть у нас проводятся и необходимые мероприятия с целью бесперебойного и своевременного лекарственного обеспечения ВИЧ-инфицированных. Для этих целей у нас есть реестр, мы подавляем заявки. Эти заявки полностью определены федеральным центром. Препараты поставляются, также направлены мероприятия, которые проводят в пропаганде именно борьбы с ВИЧ-инфекцией. Это комплекс мероприятий, который направлен на профилактику инфекций, передаваемых парентеральным путем-это борьба с наркоманией и то, что этот случай получает публичную огласку-это говорит о том, что мы знаем об этой проблеме, мы ее стараемся решить. И в рамках предстоящих медицинских мероприятий-это дни здоровья в республике Башкортостан-будут большие мероприятия, различные медицинские конференции и наши круглые столы-симпозиумы со 2 по 5 апреля. 2 апреля у нас будет проходить даже бесплатное ВИЧ-тестирование.

Руслан Валиев: Вот нам кстати пишут, что людям-ВИЧникам порой отказывают в тестировании. Ну здесь, правда, конечно, фактов конкретных нет, но вам известны такие случаи?

Максим Забелин: Я с такими случаями незнаком. Может быть, отказывали в тестировании. Ну, у нас даже можно пройти тестирование анонимное.

Руслан Валиев: Еще один вопрос. Решили ли проблемы с «Атозановиром», которого вообще не было в Башкирии?

Максим Забелин: По поводу данного лекарственного препарата, у нас подана заявка. Этот препарат поставляется федеральным центром, мы уверены, что он будет решен в ближайшее время.

Руслан Валиев: То есть пока нет. Хоспис и его строительство в Уфе. Значит, прошла уже информация, а (вот Римма Каюмовна в нашем эфире говорила-уполномоченная по правам человека), что решение готовится. Пока формата решения, я так понимаю, нет, но у меня вопрос вот какой: «Существует благотворительный фонд «Изгелек», который давно предлагал, в общем, деньги от основного благотворительного фонда «Урал» на строительство, но существовала проблема с выделением земли. Планирует ли сейчас руководство региона как-о совместно с благотворительным фондом непосредственно (этим, например), решать вопрос?

Максим Забелин: У нас сейчас состоялся ряд совещаний, в том числе, и с представителями уполномоченного по правам человека, материнства и детства. Да, данный вопрос заключался именно в том, что выделение земельного участка и одно из таких решений, которое сейчас более детально прорабатывается-это строительство будущего объекта на территории Уфимского района, то есть на границе Уфы, в этом направлении. Поэтому здесь проводятся сейчас такие проектные взыскательные работы именно по выделению земельного участка с необходимыми коммуникациями и логистическими решениями, чтобы это было, в первую очередь, ещё и удобно.

Руслан Валиев: Да, важно, чтобы родственники могли приезжать и люди-работать как-то.

Максим Забелин: Совершенно верно.

Руслан Валиев: А по поводу взаимодействия с благотворительными фондами конкретно?

Максим Забелин: Здесь мы открыты и даже у нас рассматривается вопрос о строительстве этого центра с участием так называемого государственного частного партнерства. То есть, понятно, что у нас привлечение частных инвестиций — это перспективный вопрос, он актуальный, он имеет современную тенденцию и помимо участия в государственном частном партнерстве, в строительстве у нас находится еще и ряд других объектов, планируется запускать в этом направлении.

Руслан Валиев: Ну то есть вы открыты к диалогу в этом вопросе?

Максим Забелин: Да.

Руслан Валиев: У нас ряд вопросов остался, но немного времени. Давайте сейчас попробуем как-то коротко, да, в виде такого блица. Почему запретили в дневных стационарах использовать так называемое «свое лекарство». Например,»Берлитион», то есть получается, если нет в наличии, то люди не могут свои приносить, об этом речь идет?

Максим Забелин: Здесь я не готов точно ответить, но то лечение, которое назначено в рамках программы госгарантии у нас полностью финансируется из фонда ОМС.

Руслан Валиев: По поводу концессии Салаватского района и вообще вот этой практики в итоге какое понимание у Минздрава, как дальше будет происходить этот вопрос?

Максим Забелин: В настоящий момент концессия проходит дополнительное обсуждение, она была обсуждена и на совещании под руководством главы республики, который заключил, что в настоящий момент без особых распоряжений либо общественных слушаний перинатальные центры в концессию пока мы не будем предавать. Поэтому здесь вопрос связан как с имуществом собственным, так и с существующим коллективом, потому что много вопросов, связанных с изменением, касается заработной платы. У работников данного учреждения так и потери их льготно-пенсионном обеспечении, так и в выполнении той дорожной карты, которая предусмотрена конституционным соглашением в рамки модернизации.

Руслан Валиев: Со скорой помощи поступают жалобы. Я вот сам сталкивался-полтора часа бывает люди ждут в довольно-таки тяжелых случаях. Как со скорой помощью решается проблема?

 Максим Забелин: Я здесь хотел бы разделить все-таки два понятия. У нас есть скорая помощь и неотложная медицинская помощь. Скорая помощь-у нас существует четкий, жесткий алгоритм поездок, который составляет 20 минут. Но это те доезды, которые связаны с дорожно-транспортным происшествием, с инфарктом, потерей сознания-то есть с острыми ситуациями. Многие, то обращается, в том числе и на горячую линию Минздрава, связано, например, ждешь, но при этом у них причина обращения -повышение температуры тела, кашель, который не проходит в течение трех-четырех дней.

Руслан Валиев: Нормативы сейчас более или менее исполняются?

Максим Забелин: Нормативы по скорой медицинской помощи исполняются на 99 процентов случаев. По неотложной медицинской помощи у нас время доезда составляет от 20 минут до 120 минут. Это тоже укладывается в существующее законодательство.

Руслан Валиев: Жалуются на инфекционную больницу и первую поликлинику в Стерлитамаке, что «все очень плохо, как будто после войны». Бывали?

Максим Забелин: Да, я был в поликлинике. Был лично. Действительно, материально-техническая база требует капитальных вложений. По этому вопросу у нас дорабатывается план, готовы предложения, и убеждены, что в ближайшее время, ну то есть год-два, будет принято решение о выделении необходимого финансирования и проведения необходимых финальных шагов.

Руслан Валиев: Друзья, ваши вопросы, которые мы не успели задать нашему гостю, мы обязательно передадим вне эфира, но сейчас наше время подходит к концу, и мы благодарим исполняющего обязанности министра здравоохранения республики Максима Забелина. Всем спасибо, до свидания.

Максим Забелин: Спасибо.

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий