Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Дмитрий Михайличенко: Для Хабирова сейчас самое важное, чтобы было тихо-мирно

Дмитрий Михайличенко: Для Хабирова сейчас самое важное, чтобы было тихо-мирно
22 февраля
21:59 2019

Расшифровка фрагмента программы «Персонально ваш» от 21.02.2019

Руслан Валиев: Вчера состоялось очередное послание Владимира Путина, тема, конечно, федеральная, но, так или иначе, ее все обсуждают. При этом большинство наблюдателей заметили, что почти исключительно внутренняя политика была в центре внимания и некие предложения по социальной сфере. Что изменилось?

Дмитрий Михайличенко: Ничего, я думаю, что у людей, которые мыслят оппозиционно или критично, на позициях социальной критики, не зависимо от политических предпочтений, особых ожиданий не было. Что касается смещения акцентов, то смещения акцентов были в формате, но не в самой политике, в формате позиционирования. Да, они сделали так, что две трети или даже больше посвящено внутренней политике. Это бьется с социологией, которая есть, что людей интересует больше внутренняя политика, социальные вопросы и так далее. Но кардинально политика сама по себе не поменяется, политика государства, политика первого лица.

Руслан Валиев: То есть послание людям, а не депутатам, правительству, грубо говоря?

Дмитрий Михайличенко: Ну, это такая картинка, что касается этих бонусов, в общем-то, это и озвучивалось на федеральном «Эхе» экспертами, я с этим солидарен, они были очень тоненьким слоем расставлены по всему столу, занимали много слов, много времени, а сам по себе массив льгот, преференций, о которых говориться, он небольшой.

Руслан Валиев: То есть денег в этом мало?

Дмитрий Михайличенко: Да, есть такой прием хитрый управленческий. Вот, допустим, у губернаторов ТКО — это головная боль везде. Что они делают, я уже говорил, один демократический путь: вы что, такие тарифы, давайте в два раза дешевле. Народ: о, какой у нас губернатор Радий Фаритович хороший. Потом приходят платежки, они думают: да что это такое. А другие более хитрые, они как делают: а мы введем льготы для людей старше 70 лет, в этой категории, их немного. А мы введем льготы для ветеранов труда, льготы для тех, у кого трое и больше детей. И вот таким мелким слоем масло на этот хлеб черствый намазывают. Вот это произошло ровно с посланием Путина. Особых изменений, зная личность Путина, его предпочтения, ожидать не стоит. Какие-то, может быть. Но надежд у меня особых нет.

Руслан Валиев: То есть он сам реально не хочет ничего менять или он просто понимает, что это невозможно сделать в нынешних условиях?

Дмитрий Михайличенко: А там сложно, это очень сложный вопрос, инерция достаточно серьезная в этих вопросах, когда уделяется ключевой вопрос оборонной промышленности и так далее. Это же более закрытые сферы. Тут и фон, и король, и то, и другое. Так что инерция настолько сильна, что изменения маловероятны. Изменения, это если бы он решился на то, чтобы, скажем, отодвинуть олигархов, принизить их роль, немножко утихомирить. Он так делал, Крым когда был. Потому что олигархи – это люди ориентированные, прежде всего, на деньги, на влияние. А Крым – это серьезный удар был по многим. Он тогда сказал, вы потерпите, я вам все дал, но сейчас не такой повод. То, что по пять лет у россиян падают доходы, это терпеть, в общем-то, мы за терпение российского народа. Такая парадигма, на мой взгляд.

Руслан Валиев: Тогда перейдем к повестке республиканской, главная тема в республике – это ситуация в Сибае. Например, профессор Марс Сафаров говорил, что такими темпами кризис вообще не будет решен ни к 20 марта, – дата, которую Радий Хабиров установил – не позже. И вообще он видит, что проблема здесь в том, что есть интерес собственников в продолжении разработки шахты. И пока каким-то образом на уровне олигархов тех же вопрос не будет решен, у нас проблема не решится. Так ли это?

Дмитрий Михайличенко: Совершенно верно, вообще, Марс Сафаров – это человек политически не ангажированный, он за достаточно высокие экологические нормы, те стандарты, которые должны быть в здоровом обществе, а не в том обществе, как, я уже неоднократно говорил, демократическая республика Конго, где вся таблица Менделеева. Но все: и китайцы, и американцы – думают, как бы выкачать ресурс. Что касается конкретно Сибая, здесь нужно говорить о роли Хабирова. Вот он любит тезис этот «дожимать», маршруточников дожимать, чиновников. Вот дожимать-то нужно не людей, а этих олигархов, которые откровенно не соблюдают нормы экологические, нормы по промышленной обработке. Там же все есть в договоре, что тут говорить. Одно дело пожар потушить, чтобы смог ушел. Надо решить вопрос-то более серьезно. Сможет ли Хабиров? Кто-то запускает слухи, что он пытался встретиться с одним из собственников этого, который и «Ароэкспрессом» владеет, 18%, Махмудов, по-моему. Я точно не владею информацией. Но, по моей информации, никакой встречи не было. Я считаю, что в этой конфигурации власти нужно четко понимать, когда пришел Хабиров, я сразу сказал, нужно понимать, кто такой губернатор, кто такой глава республики на шахматной доске, в лучшем случае, пешка. И вот эти олигархи зачастую пользуются большим влиянием. Если вы надеетесь, как некоторые Телеграмм-каналы, пишут, что сейчас жесткие требования, экологические нормы. Я считаю, что это маловероятно, если Хабиров это сделает, если мы увидим это, что экологи будут удовлетворены, тем, как работы проведены, тогда я поаплодирую и осознаю свою неправоту. Но у меня сейчас преобладает скепсис. Для Хабирова, к сожалению, самое важное сейчас, чтоб все было тихо-мирно. Поэтому его больше волнует не состояние легких жителей Сибая. А состояние информационной среды и посыла администрации президента. И, кстати, те авансы, которые были выданы Мурзагулову: информационная политика и так далее. Но давайте смотреть, есть республиканское медийное пространство. Ну там ладно, кто-то выступает — Лиля Чанышева, Артур Асафьев, я там критически выступаю. А в целом все нормально. Федеральную посмотрите повестку, там же ни одной публикации не дали, которая как-то их оправдывает, как 10:0, поражение в одни ворота. Мурзагулов в отпуске был, понимаю, там важные дела, человек имеет права на заслуженный отдых, жизнь удалась. Но, я так смотрю, у них нежизнеспособная стратегия. И, в общем-то, вот эти блогеры, нужно отдать должное уфимскому Фейсбуку, там нашлись люди, которые их выводят на чистую воду: давайте влюбимся в «Единую Россию», давайте поругаем политтехнологов, которые затеяли смог, чуть не карьер этот весь. Но это наивно, и это ведет к отчуждению. Информационная стратегия предполагает, что на федеральном уровне свои лидеры общественного мнения, политологи. У Хамитова был такой политолог, с которым он работал. Но у этих ничего нет. По моей информации, Хабиров говорил, что нужно создавать работу с экспертами, экспертное сообщество. Эта работа была понята таким образом, что экспертом является Шамиль Валеев, это, оказывается, политолог у нас. А, по сути, аналитики и эксперты, когда в паблик выходят, их читают, там есть РБК, «Коммерсант» любит, там должны быть не такие, которые гвоорят: у нас все хорошо, деткам дали. Есть публика, которая читает нормальную, выверенную аналитику, я это знаю прекрасно, я этим занимался много лет. Выстраивал в одном регионе такую экспертную работу с сообществом, вот этого у них сейчас нет. За счет блогеров – да, они работают. Нот этот ресурс, как солдатиков выставить против серьезной такой бури, и их естественно снесет.

Руслан Валиев: Значит ли это, что Радий Хабиров в этой ситуации не пойдет к Путину, то есть к единственному человеку, который может влиять на олигархов? Если олигархи уже давно не слушают.

Дмитрий Михайличенко: К Путину? К Путину нет. Понимаете, опять же, я сейчас в основном в Москве нахожусь и общаюсь там, вот у нас казахский эксперт очень хороший — Марат Шибутов, мы с ним переписывались, и он пишет: а вы сделайте рейтинг у нас Институт региональной экспертизы, сколько губернаторов за пять лет с Путиным встречались, это как определенный индекс. У них восточные веяния-то хорошие идут, двор изучайте, расстановку, кто как сидит. Я с большим уважением отношусь, это алматинский такой политолог. И, в общем-то, мы задумались: Хабиров так часто к Путину не будет. Опять же, когда в Хамитовский пул входил, мне говорили из Белого дома: Хамитов два раза в год с Путиным встречается, типа это респект большой. Он туда так быстро не попадет, я думаю, он приехал и очень нервничал на этой неделе.

Руслан Валиев: Но разве это не тот случай, когда нужно добиться своего, попасть все-таки, история с Сибаем?

Дмитрий Михайличенко: А зачем?

Руслан Валиев: Ну, чтобы как раз повлиять на олигархов. Или все-таки не надо ему влиять?

Дмитрий Михайличенко: Да нет, Путин будет что ли звонить, это он должен сам решать вопросы. У него есть кредит доверия, у Хабирова.

Руслан Валиев: Я, почему спрашиваю, раз уж олигархи не слушают и не встречаются даже с главами регионов, то как он (Хабиров) сможет решить эту проблему?

Дмитрий Михайличенко: Нет, он может добиться встречи, там есть ресурсы, не только через Путина, все-таки там есть и другие люди. Но круг его общения мне так плотно не известен, как при Хамитове, Хамитов бы работал с Гордеевым в данном случае, вице-премьер, который курирует промышленность, в общем-то. Но мы видим, что Мантуров с Гордеевым оказался не под ним, но на самом деле он самостоятельный игрок, потому что у него с Вайно очень хорошие отношения, Вайно – это руководитель администрации. С кем там Хабиров пойдет говорить, по моей информации, он уже ходил, ему там очень негативно сказали все.

Руслан Валиев: Разбирайся сам.

Дмитрий Михайличенко: Ну, плохо решается вопрос, да. И то, что это попало в ряд СМИ федеральных, Песков это прокомментировал. Это пас не очень такой хороший для Хабирова. Но не критичный. Не стоит сейчас сгущать краски, да, он получил огромный минус, я это интерпретирую так: медовый месяц Хабирова закончился в Сибае. А когда всякие тролли пишут в соц.сети, это же не хабировская проблема, это же при Хамитове было. Пусть он там, в администрации президента объясняет, что это не моя проблема, это не моя проблема, мои только заслуги, Твиттер у меня хороший. А нет, нет, Инстаграм, Инстаграм лучший у губернатора. Это на самом деле не так, мы недавно провели большое исследование, потому что одному губернатору рекомендовали Инстаграм завести, у кого хороший Инстаграм. Хабиров на 8-9 месте. Естественно, самый лучший Инстаграм у Кадырова и Собянина, тут лапшу на уши нам тоже не надо вешать, мы делаем закрытую аналитику, она пользуется большой популярностью, на самом деле.

Руслан Валиев: А хороший Инстаграм, это Инстаграм с большим количеством подписчиков? Или другие критерии?

Дмитрий Михайличенко: Есть другие критерии, подписчики, во-первых, по разным сферам должны быть, условно говоря, им надо какой-нибудь социальный мессендж кинуть, нужно правильные эмоции подобрать, правильный посыл. Например, Минниханов каждое утро по-татарски всем желает доброго утра, у него своя фишка, приколы татарские, он очень юморизированный образ. У Хабирова, наверное, другой образ должен быть, пусть Мурзагулов думает. Он считает, что уже все придумал, на самом деле, много вещей есть, которые можно рекомендовать, но смысла особого в этом не вижу. Потому что Инстаграм – это один из инструментов повышения узнаваемости и так далее. Говорить, что Инстаграм лучший…Ну, давайте еще другого блогера наймем, он скажет, что и здесь в республике лучшая форма правления, организовано все оптимально. Это же абсолютно нерелевантные артефакты общественного сознания, извините за грубости аналитические, это мыльные пузыри, я хочу сказать.

Руслан Валиев: Если взять конкретно реакцию Радия Хабирова на ситуацию, есть общение с жителями, которые хотели выйти на митинг, острое, эмоциональное, и есть извинения, которые он принес за мэра Сибая, который оскорбил жителей. Как это можно объяснить?

Дмитрий Михайличенко: Что касается Афзалова, по моей информации, его пока сдавать не будут. Я думаю, это правильно, потому что он уже, как губка впитал в себя негатив. Если сейчас его убрать, поставить нового – это, как надеть новые ботинки в грязную погоду. То, что он принес извинения, не извинился даже, а принес извинения, это правильно, корректно. Я думаю, здесь он проявил себя хорошо. Но мы видели, как он нервничал в понедельник, какие срывы эмоциональные у него идут, это тоже не совсем хорошо, на мой взгляд. Но то, что он повел себя более взвешенно, чем этот Афзалов, которого я, мягко говоря, хорошим человеком и назвать не могу, просто это байство элементарное, барство, тут это не имеет эмоциональной коннотации. Там и до этого были реплики, успех Лилии Чанышевой, что они подловили Хабирова этой репликой, когда он выступал. Там же вербально все чувствуется: какое добро вам дает муниципалитет, понятно, да. С такой агрессией, с таким наездом, ну, наверное, вокруг нет людей, которые могут ему подсказать, сказать, он достаточно авторитетный, я думаю, что Ахмадинуров ему точно не будет подсказывать, он будет говорить, что правильно.

Руслан Валиев: Это его реакция на конкретное обстоятельство или это его жизненная позиция по поводу общественных протестов?

Дмитрий Михайличенко: И то, и другое. Мы уже обсуждали, можно повторить, чем Хабиров лучше Хамитова в глазах федерального центра: Шихан, Митинги не допустит, внутриэлитные конфликты. Все. Вот это он сделает, с точки зрения управления системой, он будет чуть более надежным в глазах федерального центра, но вылезут новые ЧП и факторы, скорее всего, и так далее. Что касается социального благосостояния, инвестиций, я вижу откровенную ложь. Я считаю, что по инвестициям нам говорят недостоверную информацию, по ТКО недостоверную информацию, обвинения в том, что Хамитов давал разрешение на разработку Шиханов. Еще одна важная реплика, я думаю, они с Хамитовым так или иначе общаются по «Башнефти», но у Хабирова, мягко говоря, желания общаться с ним нет особого, но приходится. И он периодически ссылается на ошибки руководства старого. А вообще, посмотрите, Уфа — матрица того, что было, был внутриэлитный конфликт, трения, Ялалов снег чистил кровь из носа, вопрос чести, чистит так Мустафин? Мне кажется, нет. Судя по тому, что он говорит, как позиционирует себя, ему глубоко все равно, что о нем в обществе подумают. Условно говоря, внутриэлитные пошли трения, он хотя бы имиджем своим озаботился, я считаю, что это был достойный мэр. Мустафин, хозяйственных успехов я пока не вижу, наверно, баню отремонтирует, а что еще душе и надо, есть Твиттер, есть должность.

Руслан Валиев: Во всей этой ситуации могут иметь место какие-то заказы, какие-то деньги, Шамиль Валеев тот же говорил, что якобы протесты кем-то финансируемы?

Дмитрий Михайличенко: Шамиль Валеев теперь говорит и комментирует то, что ему скажут. Я ему и в глаза могу это сказать, человек при Общественной палате, там все хорошо. Что касается полит.технологического конструирования – да, это было, на мой взгляд. В понедельник в этой студии сидел Потылицын, который откровенно, на мой взгляд, ведет торг с властью, он давал понять: либо вы меня принимаете, либо я вам создаю проблемы. Но с этой властью опасно. Понимаете, они ведь могут и подзатыльников надавать. Поэтому достаточно все сложно, но Потылицын говорит, что это не он. По моей информации, я имею определенные контакты, там считают, что это он все сделал: обращение к Путину и так далее, все достаточно технологично сделано. В принципе, Потылицын это может сделать. И это он доставил им проблемы. Вряд ли они пойдут на сотрудничество, Хабиров не любит такого, он считает это шантажом. Вряд или они будут поддаваться на такое: вот мы вас мочим, мочим, мочим, а потом раз. Я думаю, здесь они будут свою линию держать четко, и, наверное, это правильно.

Руслан Валиев: А люди сами самоорганизоваться вообще у нас могут в таких вещах?

Дмитрий Михайличенко: Что касается вопросов жизненных потребностей, витальных, там могут, конечно. Но людей самоорганизованных непрофессиональных в этом плане легче расшатывать, полит.технологическое влияние есть. Тот, кто это делает, он же понимает, куда надо ударить, прежде всего, в федеральный центр, на Путина, вот и все. Но я думаю, что и люди это понимают, могут организоваться по таким вопросам серьезным. В целом же уровень протестной активности, уровень протестной культуры в республике достаточно высокий. Но говорить, что преобладают протестные настроения, я бы не стал, есть регионы, где более протестные настроения. Тут есть определенные сдерживающие факторы, они понимают, что башкирским языком нужно заниматься, это для людей, для коренного этноса имеет очень серьезное значение. Таким образом они будут нейтрализованы.

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий