Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Ян Двинский: попытка дачи взятки членом ЦИК Башкирии Вадимом Садыковым подтверждена материалами аудио-видео съемки

Ян Двинский: попытка дачи взятки членом ЦИК Башкирии Вадимом Садыковым подтверждена материалами аудио-видео съемки
10 сентября
11:21 2018

Расшифровка фрагмента эфира программы «Уфимский разворот» от 06.09.18

Ян Двинский — член БРО КПРФ 

Мы вас пригласили, Ян, для того, чтобы «расставить точки над i», наверное, еще расставлять рано, но, по крайней мере, разобраться в ситуации, которая происходит вокруг вас и члена Центральной избирательной комиссии Башкирии, Вадима Садыкова, который обвиняется, вами, по крайней мере, в попытке дачи взятки. Давайте мы сейчас эту ситуацию с самого начала разберем. Расскажите пожалуйста, что произошло, при каких обстоятельствах эта ситуация возникла.

Ян Двинский: Ну, ситуация с подозрением, касаемо, например, Грудининских выборов, когда происходили определенные подмены направлений наблюдателей. Мы в партии сразу поняли, что без участия каких-то своих лиц произойти подобное не могло. Ориентировочно, в 20-х числах августа ко мне обратился Вадим Садыков, подозрения на счет которого имелись, в частности накануне подачи списка выдвижения наших кандидатов в Госсобрание. Вадим Садыков покинул территорию России.

Это в июле получается?

Ян Двинский: Да, после этого, в 20-х числах, он ко мне обратился и предложил провести определенную махинацию, в частности я должен был передать ему определенное направление, право совещательного голоса, наблюдателей от партии, от кандидатов.

То есть направления на наблюдателей и на членов комиссии?

Ян Двинский: Да, верно, и, соответственно, чтобы оказалось определенное содействие в том, чтобы члены комиссии с правом решающего голоса, которую мы в апреле формировали, также не следили за процессом голосования 9 сентября. Мы в партии посовещались.

Он об этом говорил при личной встрече?

Ян Двинский: При личной встрече, конечно, это все есть в материалах, это все не голословно было.

В случае реализации этого плана, что планируют делать в комиссиях, в которых он планировал других людей направить?

Ян Двинский: Это определенное воздействие, я, конечно, со всей схемой их работы незнаком. Но я понимаю, что несколько раз были срывы, поскольку КАИБ, на самом деле, большая проблема для них сегодня, особенно КАИБы образца 17 года. Поэтому в этих условиях они совещались, я не могу сказать, кто, обвинить голословно не могу, я знаю, что это конкурирующая фирма,

конкурирующая избирательная компания. Соответственно, в 20-х числах, ближе к августу у них проблема эта, видимо, разрешилась. И, соответственно, они заинтересовались в том, чтобы контроля на выборах не было.

То есть они якобы нашли какой-то способ, как обойти эту проблему и начали работать над тем, чтобы люди были свои?

Ян Двинский: Да, надо понимать, что мы планировали поставить по три человека на каждый избирательный участок, 3-4. Плюс еще решающий голос члена комиссии, соответственно, контроль на выборах был бы серьезным. Точнее будет серьезным, надо сказать. И, соответственно, никакие махинации у них бы не прошли, тем более они, видимо, планировались наглые. Мы посовещались и приняли решение, что необходимо обратиться в правоохранительные органы. Я считаю, что это наиболее правильный выход в данной ситуации, тем более таких дел довольно-таки мало, в принципе в России, связанных с выборами. Поэтому в ходе мероприятий, которые были проведены, все те обвинения, которые сегодня звучат с его стороны – это стандартная, обычная позиция защиты.

Давайте сначала к непосредственным событиям, которые предшествовали выходу этой информации. Вы организовали совместно с органами, если я правильно понимаю, некую процедуру?

Ян Двинский: Да конечно, это был, собственно, следственный эксперимент, подробности его разглашать я, естественно, не имею права. В ходе него информация полностью подтвердилась. То есть, я думаю, как только следственные органы, которые сейчас уже ведут работу, официально эту процессуальную процедуру завершат, связанную с возбуждением, тогда мы уже сможем более развернуто рассказать об этой ситуации. И, естественно, все, что я публикую, все, что я говорю в комментариях подтверждено не только моими словами, а материалами аудио-видео съемки.

Скажите, а о скольких потенциальных наблюдателях и членах комиссии речь шла в момент условной передачи денег?

Ян Двинский: Прежде всего, они озаботились округами, где ведется активная избирательная кампания, в частности, это четвертый округ, получается, Черниковский. Там активная кампания идет, больше 40 встреч с избирателями было проведено, достаточно все это идет ударными темпами, и большое количество наблюдателей. Соответственно, они заинтересовались именно этим округом, надо понимать, что это 26 участковых комиссий, по 3 человека на каждую. Соответственно, у них даже была своя математическая функция: сколько за каждого наблюдателя будет оплачиваться. В итоге, вся эта сумма, которая была известна еще до момента проведения эксперимента, это было 234 тысячи рублей, соответственно, за каждого наблюдателя. Определенные люди должны были после того, как я передам направления, заполнить его, видимо, лояльными к какой-то стороне наблюдателями, заранее заинтересованными в победе конкурирующего кандидата. И процесс надзора за выборами бы не состоялся.

По вашим данным, эти деньги вообще откуда?

Ян Двинский: Деньги, естественно, не его личные, мы даже можем сверить его доходы. Они со штаба конкурирующей избирательной кампании, то есть, я не могу говорить, но, естественно, мы владеем информацией.

А что вы должны были сказать тем людям, которые уже планировали идти наблюдателями, если бы это все состоялось? Предположим, у меня было направление, мне в один прекрасный день говорят: ты не идешь наблюдателем, потому что у нас там другие люди пойдут.

Ян Двинский: Надо понимать, что процесс выдачи, подачи списков в Территориальную и в Окружную комиссии наблюдателей и процесс выдачи направлений ПСГ членам комиссии с совещательным голосом, они еще на тот момент не стартовали. То есть процесс этих договоренностей, предложений был еще до того момента, как эти списки должны были подаваться. И к моменту самого мероприятия эти списки только-только были подписаны. То есть только-только должен был подписать и направить членам комиссии. Естественно, не могу вам ответить, что я должен был сказать бы людям, потому что это в любом случае не произошло.

Сам Вадим Садыков отрицает эту всю историю и говорит о том, что у него есть неприязненные отношения с депутатом Хафизовым, который там баллотировался, вот это как можете прокомментировать?

Ян Двинский: Сам Рустам Хафизов это комментировал, но я могу только сказать, что они не пересекаются. Живут они в разных местах, Рустам Хафизов не работает в партии, соответственно, они не пересекаются даже профессионально, у них разные функционалы, разные задачи, и никто в партии не был свидетелем какого-то конфликта между ними. Поэтому это позиция защиты, чтобы скрыть, убрать от себя имидж антигероя дня.

Ян, скажите, пожалуйста, я, когда разговаривала с зампредом ЦК КПРФ, Юрием Афониным, он сказал, что есть информация у них о похожих ситуациях в других районах. Но он не уточнял, имеются в виду районы Башкирии или просто по стране такие вещи.

Ян Двинский: У нас пока есть только предположение, что речь идет, если мы говорим о личности Вадима Садыкова, то, конечно, речь идет о районах республики. Но пока мы никакой информации дать не можем, потому что это пока только предположения. Соответственно, вся эта цепочка, все эти моменты, они, в случае возбуждения дела, будут уже рассматриваться правоохранительными органами. Поскольку вся информация, я могу сказать, конечно, имеется.

А Вадим Садыков вообще давно является членом партии, и как принималось решение о его делегировании в состав Центральной избирательной комиссии?

Ян Двинский: Член комиссии он с 17 года, он себя зарекомендовал как достаточно грамотный юрист, и в вопросах выборных. И, в принципе, к нему никаких претензий, до момента его избрания в ЦИК и проведения выборов, в том числе президентских, к нему претензий никаких таких не было. Потому что человек–грамотный юрист, подготовленный. Та ситуация, как он поступил, то есть провел откровенные антипартийные намерения, конечно, мы не могли этого предположить. И наше законодательство нас ограничивает в том вопросе, что мы не можем отозвать членов Центральной избирательной комиссии. У нас в партии уже давно проходит обновление кадров, в том числе омоложение кадров, проводятся мероприятия для очистки рядов от определенных элементов. В рамках этих условий мы и решили обратиться в правоохранительные органы, потому что к Вадиму Садыкову у нас были уже подозрения, но мы решили, что мы не можем какие-то меры принимать в отношении данных товарищей, данного товарища, вернее сказать, поскольку мы не поймали за руку. В данном моменте мы поймали за руку и, соответственно, будут приняты все партийные меры, и мы доведем до конца все вопросы, связанные с привлечением его к ответственности согласно закону.

Здесь, если я правильно понимаю, есть некоторые сложности, потому что члены Избирательной комиссии являются спецсубъектами, получается, до выборов, которые уже в ближайшее воскресенье, уже ничего не сделать, он остается членом?

Ян Двинский: Да, у него действительно есть статус спецсубъекта, но надо понимать, что, во-первых, это дело довольно само по себе сложное, потому что мы практически первопроходцы. Таких прецедентов в Башкирии так вообще не было. Поэтому есть, естественно, определенные сложности, но работу свою правоохранительные органы ведут, никаких претензий к ним нет. До выборов или после выборов, я сказать не могу, но в любом случае мы понимаем прекрасно теперь роль этого человека. И, соответственно, мы, в том числе и с товарищами с Центрального комитета посовещались, по всем проблемам, которые будут происходить в Башкирии, мы будем напрямую информировать ЦИК РФ. Так же у нас в ЦИКе будет человек с совещательным голосом, член комиссии, естественно.

Здесь возникает вопрос, по вашей версии, он предал интересы партии, но это же может говорить о том, что в Центральной избирательной комиссии есть некая проблема. Он же там не один, он же с кем-то взаимодействовал. Насколько вы планируете это дело «раскручивать» дальше, чтобы найти источники всего происходящего?

Ян Двинский: Я могу сказать, что проблема, скорее всего, в данном случае, не пытаюсь никого похвалить, является не в ЦИКе. Как я вижу, предполагаю, эта цепочка ведет не в ЦИК, она ведет в определенные региональные отделения, определенные выборные штабы, определенным технологам политическим. Соответственно, здесь связки с ЦИК не имеется, и, соответственно, это вопрос больше персональный, касательно Вадима Садыкова. Ну а касаемо раскрываемости всей цепочки, опять же, это работа правоохранительных органов. Мы будем ее продолжать совместно, и мы в данный момент ожидаем процессуального решения, касаемо этих материалов. И в дальнейшем, если дело будет возбуждено, мы эту цепочку, конечно же, распутаем.

Если мы правильно поняли из комментариев Высшего Совета, московских членов партии, они на вашей стороне. Какие-то меры поддержки с их стороны уже проявляются, они планируют как-то вам помогать в этом деле, в этом расследовании?

Ян Двинский: Конечно, конечно поддержка есть, были направлены телеграммы и Чайке–генеральному прокурору, и Колокольцеву–министру МВД. Дело, конечно, находится на контроле, в этом плане вся поддержка, которую мог оказать Центральный комитет, уже оказана. Позиция партии солидарна в этом вопросе, и, думаю, здесь уже происходит работа правоохранительных органов, которые напрямую имеют компетенцию этим заниматься.

А ответы были какие-то на эти обращения, на телеграммы?

Ян Двинский: Мы сейчас находимся на той стадии, так называемая, доследственная проверка, на этой стадии мы видим, что работа идет. Работа ведется, сейчас никаких претензий у нас к работе их не имеется. Дело находится на контроле, я могу сказать. А для каких-то претензий или вмешательств я пока не вижу причин, потому что пока все со всем прекрасно справляются.

А есть реакция рядовых членов партии, избирателей потенциальных, как-то они приходят, возмущаются, или наоборот занимают чью-то сторону?

Ян Двинский: Опять же, надо понимать, что это все было совместное партийное решение республиканского комитета партию и надо понимать, что мы начали неспроста, жалоб поступало достаточно, я могу лично сказать, что в отношении этой ситуации стопроцентная поддержка.

Вы упомянули, что помимо этой конкретной истории, партией проводятся некие чистки, вы их назвали.

Ян Двинский: Ну, это, наверно, слишком жестко будет сказать: чистки. Происходят определенные мероприятия, поверки на морально-этические качества человека.

Вот что обнаруживается интересно, какие проступки люди совершают, за что вы их исключаете?

Ян Двинский: Ну откровенная антипартийная деятельность, это откровенная соглашательская позиция или содействие фальсификации выборов. Пока, к счастью, каких-то серьезных моментов мы выяснили только в составе нашего представителя в ЦИКе. А каких-то на уровне регионов, районов, таких случаев, к счастью, пока замечено не было. Но в случае возникновения таких ситуаций, мы и дальше продолжим эту работу, мы и дальше продолжим отстаивать честные выборы, мы ничего не боимся, мы не остановимся. Я хотел бы, в том числе, к радиослушателям обратиться, все-таки есть еще политики, которые хотят заниматься действительно настоящими выборами, а не заниматься той политикой, которой хотят заниматься определенные силы в нашем, башкирском, политическом поле.

По поводу инициативы КПРФ о проведении референдума на пенсионную тему. Сейчас как дела обстоят с этим?

Ян Двинский: Документы поданы, мы ждем реакции от Центральной избирательной комиссии. В составе ЦИК в Москве было согласовано пять формулировок вопроса. Процедура, которая у нас прошла, была при участии представителей ЦИК РБ, соответствовала полностью закону. И мы ожидаем момента, когда

нашу инициативную группу зарегистрируют, хотя мы не исключаем, сколько по всей России происходит процедур, что некие инициативные группы регистрируются до нас с такой же повесткой и после этого не проводят никаких собраний инициативных групп, и, грубо говоря, саботируют. Конечно, я считаю это неправильным, потому что я вижу, это проходит по всей стране.

А в Башкирии?

Ян Двинский: В Башкирии на данный момент ходят слухи, что некая инициативная группа уже зарегистрирована, но, опять же, было пять формулировок вопроса. И мы не знаем, какая формулировка, и кто зарегистрировал эту инициативную группу. Поэтому пока что не будем загадывать, я думаю, что все сложится в позитивном русле, и наша инициативная подгруппа республиканская будет зарегистрирована.

 

 

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий