Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Константин Чадлин: «Мокрица Телина и десакрализация наказания»

23 мая
08:28 2018

Константин Чадлин — бывший активист МГЕР, член «Открытой России», получил политическое убежище в Эстонии

Из Facebook

Мокрица Телина и десокрализация наказания.

Я наверное зануда, но мокрица, это не насекомое, мокрица — ракообразное.

В 90-е я был школьником, и тогда не было АУЕ, но отношение к сидевшим людям, было, наверное, в обществе больше негативное, но многие молодые люди считали принадлежность к миру криминала признаком какой-то элитарности, принадлежности к особой группе.

Люди, отбывавшие административный арест, воспринимались, как какие-то хулиганы, дебоширы, пьяницы.

В «нулевых» отношение, на мой взгляд, поменялось. Сидеть в тюрьме стало не модно, филисофия улиц уже говорила, что сидят глупцы, и гордиться тем, что ты отсидел, как минимум глупо, значит, ты не смог решить вопрос.

Люди, отбывавшие административный арест, воспринимались, как какие-то хулиганы, дебоширы, пьяницы.

В «десятых» уже к дебоширам и пьяницам, хулиганам, добавились должники по штрафам. А уголовные сроки регулярно начали получать люди по статье 228, чаще всего было понятно — подброс. Но уголовное наказание все ещё воспринималось, как пятно в биографии.

Люди, отбывавшие административный арест, воспринимались, как какие-то хулиганы, дебоширы, пьяницы, должники по штрафам.

В 2012 году осудили Pussy Riot за панк-молебен.
Уже к 2015 году стали привычны уголовные посадки за репост или коммент.

В 2015 году, когда в отношении меня возбудили уголовное дело, ряд моих ключевых на тот момент клиентов по SERM (сетевая репутация), сказали мне: «Нормальная статья, значит, ты кому-то перешел дорогу, не переживай, судимость у бизнесовых людей — это норма». Вы понимаете, люди не воспринимали уголовное обвинение, как что-то из ряда вон выходящее, они говорили — ЭТО НОРМА. Но даже не это опасно для системы наказания и его правового значения. Гораздо важнее, что штраф или посадка за митинг стало нормой. И человек, отбывший наказание за свои взгляды и убеждения, не воспринимается обществом, как маргинал, о нем не говорят — «кэпэзэшник», о нем говорят — пострадал за убеждения. XXI век, люди отбывают наказание за убеждения…

Когда я прочитал, что Федор Телин после митинга сказал полицейским, что если они захотят привлечь его к ответственности, пусть звонят, я как-то расстроился, подумал, что он смирился… Но нет, это то, что ждет система, что ждут полицаи и охранители, они ждут, что человек сломается и примет это всё, как должное. Унижения, лишения, страдания и полное подчинение. Но то ,что Федор возмутился мокрице в супе, это как звоночек: «Я не сдался, я принял «наказание», но по-другому нельзя. Так обеспечьте мне мои права!» — вот что говорит Федор, возмущаясь этой мокрице в супе.

Для карательной системы административных наказаний, для государства, для базовых правовых вещей изменение общественного сознания, десакрализация и героизация отбывающих наказание лиц являются базовым, фундаментальным проявлением порочности государственной машины. Простым языком — осуждая людей за взгляды, государство «выигрывает» тактически, но совершает непоправимую стратегическую ошибку, закладывает бомбу замедленного действия, обезвредить которую практически невозможно.

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий

Telegram канал

Свежие записи

Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031