Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Что говорили о выбросе рутения на итоговом заседании Курултая

Что говорили о выбросе рутения на итоговом заседании Курултая
Декабрь 21
14:59 2017

   Перед итоговым в 2017 году заседанием Курултая РБ  было анонсировано, что министр экологии республики выступит с отчетом о своей работе в Год Экологии и, в частности, скажет о выбросе рутения. Журналистов на заседание пришло много. Однако в докладе министра ничего про радиацию не прозвучало. Депутат Ильдар Исангулов, первый взявший слово, сам спросил министра про выброс рутения. 

Ильдар Исануглов задает вопрос министру экологии Башкирии:  Илдар Римович, в вашем выступлении не прозвучала оценка ситуации, связанной с рутением, хотя интернет на эту тему бурлил. Я думаю, мои коллеги по комитету здравоохранения разделяют мою озабоченность. Было радиационное облако над республикой или его не было? Если было, то какие меры были приняты? Вы сейчас только рекламировали нам, как хорошо работает экологический мониторинг, но мы о результатах этого мониторинга по ситуации с рутением не слышали. Я не нагнетаю ситуацию, но гипотетически если предположить, год — это период полураспада рутения, если нас ждут смертность и онкология, кому задавать вопросы и где вас искать? 

   Спикер Курултая Константин Толкачев переадресовал вопрос начальнику управления по гидрометеорологии Башкирии Вилоре Горохольской.

Вилора Горохольская: Что касается рутения. Превышение по рутению было. Как вы знаете, это было 26-27 сентября. Значения показателей не критичные для беспокойства о состоянии здоровья наших сограждан. Дальнейшие наблюдения показывают значения, сопоставимые со средними значениями, которые были все эти годы. Что касается облака. Поскольку это радиоактивное облако, мы его с вами ни увидеть, ни почувствовать не можем. Дальнейшие прогнозы никакие мы давать тоже не в состоянии. Относительно наблюдений. Мы проводим наблюдения на трех пунктах: Уфа, Дёма, Янаул, Стерлитамак. Ежедневно эти наблюдения собираются, два раза в месяц отсылаются в Уральское управление по гидрометеорологии. Это связано с тем, что наше управление не имеет своей радиологической лаборатории, поскольку это дело затратное и государственным заданием не предусмотрено, которое финансируется из бюджета. Кстати, наблюдение за рутением также не входит в госзадание Уральского управления, это было сделано исключительно в связи с обнаружением. В течение трех месяцев это управление проводило анализ. Вы знаете, даже в Росгидромете не озадачились нахождением причин, поскольку это не входит в нашу компетенцию, в наши функции. Единственное, что я могу сказать, опять же из общеизвестных источников в интернете — это могло быть одно из предприятий в Челябинской области, вероятно, «Маяк». Это мое личное предположение. 

   После окончания выступления Вилоры Горохольской в зале повисла длинная пауза, спикер Курултая спросил: «У вас есть что-то добавить, коллеги?» Никто не ответил. «То есть ничего такого, пугаться не надо? Населению что сказать?» — уточнил Толкачев.

 «Можно сказать, что ничего страшного, пугаться не надо», — ответила начальник управления Башгидромета Вилора Горохольская.  tweet

  После короткого обсуждения выброса рутения в течение последующих 26 минут депутаты спрашивали министра про мусорные полигоны, загрязнение воздуха, наводнения. Затем слово взяла руководитель регионального отделения партии «Зелёные» Руфина Шагапова:

Руфина Шагапова: Я, с вашего позволения, хотела бы снова вернуться к первому вопросу. Тем более, от Росгидромета мы ответ на него так и не получили. Безусловно, топовым, наверно, лидером является именно вопрос про изотоп рутения-106. Ажиотаж вызвал не только вопрос загрязнения воздуха этим изотопом, ажиотаж вызвал тот факт, что об этом нам стало известно почти спустя два месяца и, в основном, из зарубежных СМИ. У меня в связи с этим вопрос к Росгидромету: почему такое произошло? И к вам, Илдар Римович: что вы делаете, для того чтобы население было своевременно информировано о таких случаях?

   Спикер Курултая Константин Толкачев снова предложил ответить на вопрос сначала начальнику управления Башгидромета Вилоре Горохольской и начальнику центра мониторинга окружающей среды Марине Юнусовой. Возникла длительная заминка и Толкачев спросил, не хочет ли пока что-то сказать министр экологии. Однако министр экологии, стоящий за трибуной с микрофоном, ответил молчанием и заговорил только через 15 секунд. 

Илдар Хадыев: Я выдержал эту паузу, поскольку еще раз говорю: полномочия службы гидрометеорологии и центра мониторинга окружающей среды здесь первичны. Я не могу корректно судить, почему так, почему эдак. Однако могу сказать личное мнение. Природа этого явления, безусловно, недосказанность или отсутствие информации, с одной стороны. С другой стороны, система государственного мониторинга, которая должна быть построена на современных методах, обследованиях, исследованиях и быть гораздо более плотно устроенной по территории не отдельно взятой республики Башкортостан, а по всей Российской Федерации. Чтобы все движения загрязняющих веществ, радиоизотопов мы могли знать и достоверно об этом судить. 

   Начальник управления Башгидромета попросила дать ей сказать «два слова» о том, почему загрязнение было обнаружено так поздно.

Вилора Горохольская: В то время передвигались над нами потоки с востока на запад, поэтому первыми обнаружили, естественно, наши коллеги на западе, поскольку они, вероятно, проводят более детальные наблюдения за воздухом. Что касается изотопов — мы их вообще не наблюдаем. Если бы в то время наблюдался стандартный западный перенос, то вся эта воздушная масса сместилась бы на Сибирь и никакие европейцы бы об этом не узнали, и мы с вами никогда об этом не узнали и не почувствовали, как мы все это делаем на протяжении, наверно, лет пятидесяти. 

Если бы в то время наблюдался стандартный западный перенос, то вся эта воздушная масса сместилась бы на Сибирь и никакие европейцы бы об этом не узнали, и мы с вами никогда об этом не узнали и не почувствовали, как мы все это делаем на протяжении, наверно, лет пятидесяти.  tweet

   «Спасибо, успокоили нас», — отреагировал на слова Горохольской спикер Курултая. В зале раздались аплодисменты. «Зачем тогда вообще мониторинг вы делаете?» — спросил Толкачев.

  Ответила ему начальник центра мониторинга окружающей среды Башкирского управления по гидрометеорологии Марина Юнусова.

Марина Юнусова: По радиационному контролю у нас ведется наблюдение. Первое, это по амбиентному эквиваленту дозы гамма-излучения МЭД, который проводится для оперативной оценки радиационной обстановки, измерения ведутся ежедневно, результаты передаются напрямую в научно-исследовательское учреждение НПО «Тайфун». И эти результаты ежедневно можно увидеть в единой государственной онлайн-системе. А что касается суммарной бета-активности, то да, мы отбираем пробы и уже в дальнейшем отправляем в лабораторию, и результаты намного позже узнаем, потому что пробы анализируются в очередности. Уральское УГМС не справляется с объемами, которые поступают к ним лабораторию, поэтому об оперативности здесь невозможно говорить.

  «Ничего не понял», — заявил Константин Толкачев, когда начальник ЦМС закончила говорить. В зале засмеялись. «Ну да, очень сложные слова», — ответила Марина Юнусова. «Да нет, не слова… чем вы занимаетесь?» В зале снова засмеялись и зашептались. Паузу прервал начальник управления Росприроднадзора по Башкирии Юрий Дудников, который попросил дать ему слово. 

Юрий Дудников: Я хочу сказать более проще. Я считаю, что это все искусственно, информация такая вот создана. Почему? Потому что я плотно работал со своим коллегой по Челябинской области, с руководителем Росприроднадзора. Дело в том, что если превышение по рутению было, то оно было настолько незначительное, и предельно допустимая концентрация по мониторингу челябинских коллег была в двести раз ниже. Да, было небольшое превышение показателей наблюдательных прошлых лет. Но мнение расхожее, может быть, это от разрушения спутника… Но, тем не менее, на здоровье это никак не отражается. Все остальное, я считаю, было вызвано искусственно. Никакого облака, никаких превышений не было, которые бы угрожали жизни населения. 

   «Юрий Владимирович, — обратился к начальнику Росприроднадзора спикер Курултая, — вы могли бы, как все-таки представляющий федеральную структуру, собрать все структуры, занимающиеся этой проблемой и какую-то общую точку зрения определить?»

   «Что касается радиационных направлений, Ростехнадзор за это отвечает», — начал говорить Юрий Дудников. Оглядевшись по сторонам, он, улыбаясь, сказал: «Да, это вызывает сейчас улыбку, и смешно, мы тут все друг на друга спихиваем. Но тем не менее, я вот сказал, то что информацию имею я. Мы тоже очень плотно это мониторили. Я об этом говорил в средствах массовой информации и на РБК выступал и говорил, что не создавайте, пожалуйста, искусственно ажиотаж». 

  «Спасибо», — вздохнув сказал спикер Курултая. «Коллеги, есть необходимость продолжать эту тему?», — обратился Константин Толкачев к депутатам. В зале зашумели, на разные голоса прозвучало «нет», и Толкачев передал слово депутату Елене Родиной, которая задала вопрос министру о нормативах накопления твердых коммунальных отходов. 

   Больше депутаты к теме рутения не возвращались. Глава республики Рустэм Хамитов, рассказавший в начале заседания об успехах республики в разных сферах и направлениях и сидевший рядом со спикером Курултая, в обсуждения участия не принял. 

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий

Опросы

Какая тактика оппонентов В. Путина для него выгоднее?

Узнать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя   Янв »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031