Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

ЕСПЧ коммуницировал дело жительницы Башкирии, которую принудили сделать аборт

ЕСПЧ коммуницировал дело жительницы Башкирии, которую принудили сделать аборт
Декабрь 01
14:36 2017

История жительницы Башкирии, потерявшей желанного ребенка, показала, что в российском законодательстве существует серьезный пробел.

Жительница Башкортостана по имени Сирена (фамилия не называется по просьбе девушки) 7 лет назад обратилась в правозащитную организацию Комитет против пыток. Сирена рассказала, что она была на пятой неделе беременности, когда ее гражданского мужа арестовали по подозрению совершении преступления (разбойное нападение членов экстремистской исламской группировки на продовольственный склад). Родители девушки, узнав о случившемся, заставили ее прервать беременность, несмотря на то, что Сирена была совершеннолетней, ей на тот момент был 21 год. По словам Сирены, мать и отец привезли ее  в выходной день в роддом города Туймазы и, угрожая «убить за непослушание», вынудили лечь в гинекологическое кресло, где врач сделал ей аборт.

В Комитете против пыток, куда обратилась девушка, утверждают, что врач был в курсе нежелания Сирены прерывать беременность.

«Девушка была совершеннолетней, она из мусульманской семьи, где родители имеют очень серьезное влияние на детей. Они были категорически против беременности от этого конкретного человека. Аборт был проведен против воли девушки, ей пришлось подчиниться, потому что ее сопровождали родители, ей не хватило моральных сил сопротивляться такому большому количеству людей», — рассказывает юрист Комитета против пыток Ольга Садовская.

«Отец меня сразу стал избивать и заставлял избавиться от ребенка, но я отказывалась, — рассказывала Сирена порталу Ufa.ru в марте 2011 года. — Мы живем в деревне, верующая мусульманская семья – родители боялись осуждения, говорили, что я молодая, еще успею родить. По дороге в больницу я написала смс снохе, чтобы она сообщила в милицию, что меня увозят. Врачу я заявила, что отказываюсь от аборта, и если она мне его сделает, то подам на нее в суд. Она ответила, что у меня ничего не получится. После операции, по дороге домой я позвонила в милицию. Потом прошла судмедэкспертизу. Но мама заявила милиции: «Это моя дочь, что хочу, то с ней и делаю!» Но я ведь давно уже взрослая, живу отдельно… Я всего лишь хотела ребенка, и меня его лишили».

Юристы Комитета против пыток помогли Сирене составить заявление в правоохранительные органы. Однако, как рассказывает Ольга Садовская, с юридической трактовкой события возникли большие проблемы. Дело в том, что в российском законодательстве нет статьи «насильственный аборт», соответственно, привлечь к уголовной ответственности людей, принудивших к аборту, нет возможности. Ольга Садовская называет это «пробелом в законодательстве» и «серьезной системной проблемой». По словам юриста, следственный комитет, в который они обратились с жалобой, был на стороне заявительницы, но не знал, по какой статье возбуждать дело.

«На момент решения вопросов, возбуждения уголовного дела, у Сирены не было заметных последствий проведенного аборта. Аборт был проведен на довольно ранней стадии и физические последствия, которые стали нам заметны позже, тогда просто невозможно было оценить», — говорит Садовская.

Следственный комитет трижды возбуждал и прекращал уголовное дело в отношении врача туймазинского роддома. Опрошенные следователем работники больницы, дежурившие 1 мая 2010 года, заявили, что об аборте ничего не знают (или не помнят), девушку в мусульманской одежде не видели, а аборты в выходные и праздничные дни делают только в экстренных случаях при кровотечениях у беременных. В журналах роддома данных о Сирене не было, медицинская карта на нее не заводилась.

Правозащитники подали исковое заявление на возмещение морального вреда. Туймазинский районный суд вынес частное определение в адрес ЦРБ, аргументируя тем, что аборт был произведен с нарушением ведомственной инструкции. Однако доказательств того, что аборт был насильственным, судья не усмотрела. В удовлетворении иска Сирене было отказано.

Однако Верховный суд Башкортостана, куда была подана апелляция, вынес решение в пользу девушки. Он обязал больницу, где ей сделали аборт, выплатить 20 тысяч рублей компенсации.  

С помощью Комитета против пыток Сирена обратилась в Европейский суд по правам человека. В жалобе правозащитники указали, что были нарушены статьи Конвенции о правах человека: третья («Никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию») и восьмая («Право на уважение частной и семейной жизни»).

«У нас также была попытка пожаловаться на нарушение второй статьи – «право на жизнь нерожденного ребенка». Но мы понимали, что это обречено на неудачу, потому что срок был настолько маленьким, что на этой стадии ЕСПЧ еще не считает эту статью релевантной, потому что невозможно предугадать, насколько плод будет жизнеспособным вне тела матери», — рассказывает Ольга Садовская.

В Европейском суде жалобу жительницы Башкирии приняли к рассмотрению. Это означает, что у суда есть основания полагать, что были нарушены права человека. Для того чтобы разобраться в ситуации, ЕСПЧ задает государству и заявителю совершенно одинаковые вопросы и, получив ответы и комментарии, приступает к рассмотрению дела.

Российская Федерация свою позицию ЕСПЧ представила. Государство считает, что Сирене уже была выплачена компенсация за потерю ребенка – 20 тысяч рублей по решению Верховного суда.

Сирена через какое-то время после аборта снова вышла замуж. Однако выносить ребенка у нее не получалось – беременность оканчивалась выкидышем. Сейчас девушка снова беременна, она на восьмом месяце. Нашей радиостанции Сирена рассказала, что практически не общается с родителями, только иногда разговаривает с матерью по телефону, когда та сама звонит ей.

Если ЕСПЧ примет решение в пользу девушки, то в тексте он укажет рекомендации для страны, которая будет платить компенсацию. Зачастую Европейский суд обращает внимание на существующие в государстве пробелы в законодательстве. Ольга Садовская считает, что в случае успеха дела в ЕСПЧ, России может быть предложен вариант ввести ответственность за принуждение к абортам:

«Комитет министров Совета Европы контролирует, каким образом государство исполняет решение и, в части исполнения общих мер, может написать, что вот по решению ЕСПЧ должно быть изменение в законодательстве, но этого сделано не было. Комитет министров может возвращаться к теме, давая стране понять, что этот вопрос надо каким-то образом решить. Есть другие международные органы, где можно обсуждать, например, Комитет против пыток ООН, где Россия будет отчитываться в следующем году. Россия прислушивается к рекомендациям комитета, особенно в части общих мер».

Юрист говорит, что дело Сирены о принудительном аборте «поднимает вопрос о проблеме законодательства, которую нельзя решить местными, точечными методами»:

«Я подозреваю, что этот насильственный аборт у нас в России не единственный. Это вопрос о том, что такие преступления невозможно наказать, а, следовательно, это способствует развитию безнаказанности. Насколько я знаю, у нас также существует проблема принудительной стерилизации для лиц с ментальными заболеваниями. Это вообще очень скрытая проблема, это вещи, о которых болезненно и стыдно говорить. Но когда мы начинали заниматься проблемой пыток, тоже сначала говорили, что этого в России нет, а теперь из каждого утюга рассказывают про пытки. Я думаю, что если заниматься этой проблемой, тоже пойдет вал информации. Комитет против пыток готов оказать юридическую помощь жительницам Башкирии, если они оказались в подобной ситуации».

Две недели назад суд Уфы приступил к рассмотрению дела о принудительной стерилизации недееспособной девушки, которой сделали операцию по просьбе опекуна. Врача-гинеколога обвиняют по статье «Халатность». Главный врач медучреждения свою подчиненную называет квалифицированным специалистом, которая просто допустила юридическую ошибку.

Ольга Садовская признается, что вопрос принудительных абортов и стерилизации активно у правозащитников не обсуждается. Однако она полагает, что эта проблема «характерна для всех стран постсоветского пространства, в которых распространено неуважение к личности и пренебрежение ее достоинством».

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий

Опросы

Нужно ли в России отказываться от призывной армии?

Загрузка ... Загрузка ...
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031