Эхо Москвы в Уфе официальный сайт

Шамиль Валеев: «Фактически Хамитов очень успешно выполнил роль «утилизатора»

Шамиль Валеев: «Фактически Хамитов очень успешно выполнил роль «утилизатора»
Июль 15
20:58 2017

 

«Персонально Ваш» с директором ИА «Медиакорсеть» Шамилем Валеевым от 13 июля 2017 года. 

Расшифровка интервью полностью

Ведущий Максим Курников: Мы сегодня постараемся много тем успеть. Но сначала вот что спрошу. У нас была программа «Персонально Ваш», мы слушателям задавали вопрос, помнят ли они дату, когда Рустэм Хамитов стал руководителем республики и, в общем, многие помнят, получили за это книжку Ростислава Мурзагулова «Осень патриарха». Вы тоже, да, помните?

Шамиль Валеев: По часам помню…

М.Курников: По часам даже. А что было? Почему вы так запомнили этот момент? Кем вы тогда работали?

Ш.Валеев: Я тогда был клерком одной из крупных нефтяных компаний. И находился в Башкирии. Я вернулся из Москвы, где проработал полтора года в одной федеральной структуре, в Фонде ЖКХ. Вернулся в Башкирию в 2009 году, поскольку по-другому не мог, у меня родились дети. И домой захотелось в первый же день…

М.Курников: А на тот момент нефтяная компания кому принадлежала?

Ш.Валеев: Она принадлежала АФК «Система».

М.Курников: А это тогда имело значение?

Ш.Валеев: Это имело значение, поскольку нефтяная компания, как и любая другая крупная корпорация, это несколько экс-территориальная структура, которая как государство в государстве. В Москве я же тоже оказался не случайно. Мы называли друг друга политтаджиками. Мы там были политическими гастарбайтерами  – люди, которые уехали в конце седьмого, в восьмом году из Башкирии с разных должностей, с разных позиций в Москву, поскольку не видели себя в этом режиме и наступали какие-то странные времена, где нам было некомфортно, и работу было не найти и кое-кого могли преследовать, закатать и что угодно могло произойти. И мы собрались и уехали.

М.Курников: Слушайте, ну вот в принципе, если туда возвращаться мыслями, семь лет назад, каковы тогда настроения были? Все понимали, что снимут? Не понимали, что снимут?

Ш.Валеев: Да, естественно. Элита висела примерно с конкретной датой, конкретной публикации 18 июня 2008 года. Элина Билевская в «Газете.ру» написала публикацию, которая называлась «Приемник Муртазы». Почему она так сделала, мы ее спрашивали – мои знакомые, коллеги – она так и не говорит. Там смысл был такой, что второй человек в республике Радий Хабиров поедет в Москву — а его действительно переводили в администрацию президента, в управление внутренней политики, к Суркову – и он вернется в Башкирию преемником. Тогда все почему-то начали употреблять слово приёмник.

М.Курников: А чтобы понять. Такие статьи, они скорее играют на укрепление такого имиджа, или наборот – рискуют спугнуть?

Ш.Валеев: Естественно, ранний фальстарт… Если тебя прочат на какую-то должность, ты должен, как у О.Генри долго прогуливаться возле кошки, держа руку за спиной, делая вид, что прогуливаешься, а в руке должен быть камень и чтобы его никто не заметил. Понятно, что назначенца сразу становится видно. Он здоровается с кошками, с уборщицами, чтоб никто подножку не подставил… И это очень уязвимая позиция – быть фальтстартным назначенцем. Кого-то назначили преемником… И самые сумасшедшие, люди с какими-то обидами побегут к нему с компроматом. А те, кто игроки, начнут ставить подножки.

 

Если тебя прочат на какую-то должность, ты должен, как у О.Генри долго прогуливаться возле кошки, держа руку за спиной, делая вид, что прогуливаешься, а в руке должен быть камень и чтобы его никто не заметил. tweet

  tweet

М.Курников: Я все-таки обращу внимание. Вы сказали, что статья была аж в 2008 году написана,  с тех пор прошло два года…

Ш.Валеев: Два года продолжалась спецоперация, которая называлась, как одноименная книга моего друга Ростислава «Осень патриарха». «Осень патриарха» — это такая книжка Габриэля Гарсиа Маркеса, которую, как только мы услышали эти слова, побежали читать, дочитали до середины, а потом стало тоскливо, мы бросили и решили действовать самостоятельно. «Осень патриарха» — это термин, который приписывается Суркову, который решил грамотно разыграть историю обновления политического режим.

 

«Осень патриарха» — это термин, который приписывается Суркову, который решил грамотно разыграть историю обновления политического режим. tweet

  tweet

М.Курников: Сурков, конечно, человек с определенным литературным вкусом. Вот эту операцию называют «Осень патриарха», Аксёнова в Крым отправляют. А то есть действительно, эти сценарии пишутся где-то в администрации президента? Я напомню, тогда Сурков именно там работал.

Ш.Валеев: Да, эти сценарии утверждаются, по любой теме создаются рабочие группы, в рабочие группы еще какие-то эксперты, консультанты… Всегда находится какой-то маленький Шамиль или маленький Ростислав, которые пишут бумажку, затем она чем-то обрастает и чем-то становится. И те, кто читал книжку, вторую часть книжки Мурзагулова, тот видел, что сценарий, который мы в каком-то юношеском, горячном бреду в 2008 в конторке после рабочего дня писали, что надо заводить Альфу, надо закошмарить этих…

М.Курников: Вот что я хочу понять. Когда пишется такой сценарий, насколько он является реальными рельсами, по которой ситуация катится? Насколько вообще общественное мнение, средства массовой информации могут повлиять на изменение или вообще на отмену сценария?

Ш.Валеев: Много еще аппаратных штуковин, которые могут его поломать. Могут еще свое слово силовики, например, сказать. Или какого-то кандидата не пропустить. Людей же проверяют. Очень серьезная кадровая служба, которая перебирает преёмников, так называемых, и смотрит, годится он или не годится. Проводят закрытые соц.опросы. Много, что проводят. Смотрят на совместимость с разными людьми, этнический фактор, много что. Поэтому это чудо, что какая-то бумажка пролежала два года и выстрелила.

 

Очень серьезная кадровая служба, которая перебирает преёмников, так называемых, и смотрит, годится он или не годится. Проводят закрытые соц.опросы. Смотрят на совместимость с разными людьми, этнический фактор… tweet

  tweet

М.Курников: Чтобы понять какие-то закономерности. Нас же во многом интересует, что в прошлом мы можем на будущее для себя понять. Компания «Башнефть» тогда перешла от одних собственников к другим, за какое-то время до того, как произошла смена глав республики. Тогда она произошла от одной семьи, скажем так, к одной компании, то есть к АФК «Система». АФК «Система» изначально был промежуточный владелец, на ваш взгляд? И вообще такие вещи влияют на смену главы республики или не влияют?

Ш.Валеев: Владимир Петрович же не дурак. Конечно, он осознавал, что у любой сделки есть… Все, что имеет цену, рано или поздно будет продано, это однозначно. Просто, как долго? И сколько можно отжать по дороге. И он естественно приезжал сюда часто, анализ активности можно проводить…

М.Курников: Вы об Евтушенкове?

Ш.Валеев: И он же сюда приезжал, не потому что так любил вак-беляши или учпочмаки… Тем более, что конину он полюбил гораздо раньше, он здесь купил сотового оператора «БМ Телеком», который стал филиалом МТС, купил 25 процентов пакетиков от заводов, еще в 2005 году, в августе. Поэтому любовь его к кумысу не была новая, он готовился…

М.Курников: Тем не менее, была ли роль АФК «Система» в том, что сменился глава республики, или нет?

Ш.Валеев: Может быть, какие-то функции исполнял. У нас на горизонте они появились очень поздно, в 2010 году. Я думаю, они на всякий случай сделали ставку на несколько потенциальных преемников, это на Раиль Салиховича (Сарбаева – прим. Эха). Левой рукой они еще дружили, в кавычках, или не упускали из вида, Хабирова тоже. Чтобы ни при одном сценарии не проиграть.

М.Курников: Когда появился материал вот этот досрочный, фальстарт про Хабирова, это значит, что всё – Хабирова уже в этот момент зачеркнули или нет?

Ш.Валеев: Дело было не в нем. Он человек служивый. Видимо, надо полагать, надо было старт дать компании, чтобы привести в движение местные элиты и привести в движение все, что закоснело, застыло в Башкирии, напугать, допустим, семью владельцев…

М.Курников: А кто этим подбором кандидатов занимался: скорее Кремль или скорее предыдущий глава, президент республики?

Ш.Валеев: Это большое счастье, если руководителю республики в качестве какого-то проекта дают вырастить политического сына и чтобы он продолжил его дело. Потому что каждый новый человек, кто приходит, начинает громить все, что было до него наворочено, выгонять из бань, создавать в общем себе эффект низкого старта, чтобы сказать, вот тут до меня были развалины, а я пришел и вот наконец, с трудом, поднимаю республику с колен. Если есть феномен преемничества — это большое счастье для руководителей любого проекта. Например, для «Эха Москвы» в Уфе, когда придется расставаться с этим проектом, нужно, чтобы был понятный человек вам.

 

…каждый новый человек, кто приходит, начинает громить все, что было до него наворочено, создавать, в общем, себе эффект низкого старта, чтобы сказать, вот тут до меня были развалины, а я пришел и вот наконец, с трудом, поднимаю республику с колен. tweet

  tweet

М.Курников: Я за демократические принципы…

Ш.Валеев: Ну а то кто-нибудь придет и скажет: «Максим – дурак и все неправильно делал».

М.Курников: Ну может быть и правильно скажет… Возвращаясь все-таки. Вот в той ситуации как было, кто подбирал кандидатов?

Ш.Валеев: Бабай с середины двухтысячных, как Ельцин, стал разным людям говорить: «Ты мой преемник». Как Степашин через это прошел… И многим людям было объявлено, что он преемник. Активнее, ярче всех себя, конечно, проявил Раиль Салихович. Я уже в 2004 году знал о каких-то его родственниках, которые себе уже позиции понавыбирали. Понятно, что он искренне шел. Он человек искренний. Потом я уже после всех этих дел его видел и он сказал, что действительно ничего делать не умеет, кроме как командовать. Понятно было, что он очень этого хотел. Но у Кремля, как всегда, есть свои планы и свое видение. И то, что мы тут с вами нарешали, это его интересует постольку-поскольку, потому что проблемы индейцев всегда очень сильно волнуют шерифов.

  tweet

Бабай с середины двухтысячных, как Ельцин, стал разным людям говорить: «Ты мой преемник». tweet

 

М.Курников: Возвращаясь к той дате, о которой мы в самом начале заговорили. Что тогда произошло? Как стало известно, какое будет решение?

Ш.Валеев: О какой дате? Восьмого или десятого года?

М.Курников: Десятого года.

Ш.Валеев: Десятый год. Что тогда произошло. Произошло такое, что я и один мой соратник вышли на улицу Ленина и таких нас было несколько человек по всему миру, по всей стране, и начали танцевать танец фигурок из скайпа. Там такие были аватарки были в скайпе, которые совершали нелепые, смешные телодвижения. И мы вышли перед гостиницей «Башкирия», станцевали с серьезными лицами skype dance и вернулись на свое рабочее место в нефтяную компанию.

М.Курников: Это какой-то спор был, уговор?

Ш.Валеев: Дело в том, что как только элиты пришли в движение и в тревожное сумеречное ожидание, все начали бегать друг другу с вопросами «а когда?», «все уже говорят — уже все». И так продолжалось года полтора. Стало невыносимо, и мы разработали формулировку «идите на Kremlin.ru и там как бы уточняйте», потому что правильная информация будет только на Kremlin.ru, кто, когда. И мы договорились, что как только этот день наступит и мы об этом будем знать, то каждый, кто где находится…

М.Курников: Ну смотрите, вы рассказываете, что были в общем внутри ситуации. Для вас кандидатура Хамитова была скорее неожиданностью или нет?

Ш.Валеев: Она не была неожиданностью. Не надо быть особо выдающимся человеком, (чтобы понимать — прим.Эха) что будут человека искать понятного в национальном регионе, который имеет хорошую федеральную биографию и который не связан с местными кланами не в плюс, не в минус.

М.Курников: Почему именно такие характеристики?

Ш.Валеев: Этнизация этнических регионов она высока, и время от времени подспудно эта тема возникает. Была такая тема в Казахстане, были волнения, потому что назначили человека из российского субъекта федерации первым секретарем обкома, в советское еще время. Это повод. В аппаратной памяти такие вещи, такие травмы остаются. Поэтому человек должен быть не чужой, во-первых. Во-вторых, про кланы понятно. Потому что вот сейчас придет — этих будет смещать, этих двигать. Ну кому это надо, чтобы образовалась свора гремучих змей, которые друг друга кусают? Работать надо. Понятно, что человек достаточно нейтральный и проверенный на федеральных постах. И таких людей, из разных структур, разных органов, выходцев из нашей плодородной Башкирии было много. Лонг-листы когда составляли условные, совершенно условные лонг-листы, там были такие люди, как министр ЖКХ Ленинграда или вице-губернатор Великого Новгорода — Александр Габитов —  был тогда в это время. И перебирали всех возможных башкир или около того, которые по фактуре должны подходить на позиции губернатора. Ну и мода тогда была, чтобы это был не старик и не младенец.

 

И перебирали всех возможных башкир или около того, которые по фактуре должны подходить на позиции губернатора. tweet

 

М.Курников: В общем, Рустэм Хамитов как раз подходил.

Ш.Валеев: Он по анкетным данным подходил. И он был претендентов в шорт-лист.

М.Курников: Как все это было воспринято? Публично и не публично — элитами — давайте назовем это так.

Ш.Валеев: В какой момент?

М.Курников: Вот в момент, когда стало известно, кто будет…

Ш.Валеев: Все должно было решиться на выезде. Все  руководство страны находилось Южном федеральном округе на какой-то мощной конференции. И аэропорт Уфы не закрыл табло рейсов, перелетов, там были официальные рейсы, чартеры – Рахимов-старший летал к Медведеву или к кому. Мы отслеживали эти передвижения по открытым источникам. До последнего было непонятно, кто. Были два претендента на букву «Х»… Власть наша священна, сакральна, и это не шутки, я на самом деле так считаю. И если ты начинаешь просчитывать, что там будет через неделю и какой будет указ, то в таком государстве россиянину неинтересно жить.  Тогда был такой момент, до указа было непонятно. Верьте только Kremlin.ru – я и сейчас это повторяю.

 

Власть наша священна, сакральна, и это не шутки, я на самом деле так считаю. И если ты начинаешь просчитывать, что там будет через неделю и какой будет указ, то в таком государстве россиянину неинтересно жить. tweet

  tweet

М.Курников: Насколько настроения 2010 года похожи на настроения в 2017? Потому что как не откроешь какие-либо социальные сети, либо сайты некоторые, все как будто бы ждут, или делают вид, что ждут, или даже это ожидание приманивают каким-то образом.

Ш.Валеев: Электоральная усталость наступила очень быстро. Гораздо быстрее, чем при Муртазе Губайдулловиче, тогда имена были другие и фактура человеческая иная. Элиты находятся в каком-то ожидании. Все сгустилось, когда ряд чиновников обозначились с политиками этой весной и началось нечто…

М.Курников: Что вы имеете в виду?

Ш.Валеев: Я имею в виду, можете себе представить, чтобы глава какой-нибудь администрации района или совет района восставали против назначения, которое провел бы Муртаза Губайдуллович?

М.Курников: Понятно, что вы имеете в виду. Ну просто 20 секунд на ответ: я так понимаю, что такие истории с ожиданием возникали в рахимовские времена ну чуть ли не несколько раз и ничего не было?

Ш.Валеев: Да. Но в 2003 году они были ни на чем не основаны. А в 2008 году там уже конкретные люди  появились. В 2004 году это была просто реакция на веремеевские выборы.

М.Курников: Мы сейчас прервемся на московские новости, после чего продолжим.

НОВОСТИ

М.Курников: Продолжаем программу «Персонально Ваш». Напомню, что «Персонально Ваш» сегодня Шамиль Валеев – публицист, директор информационного агентства «Медиакорсеть». Мы тут ударились в воспоминания, проводим параллели между тем, что было в десятом году и тем, что происходит сейчас. А вообще тогда были какие-то шансы у Рахимова удержаться? Или, по крайне мере, назначить того, кого он хочет?

Ш.Валеев: Ему не надо было ввязываться ни в какие навязанные ему пиар-войны, конфликты, которые с нашей подачи… Ну не с нашей подачи, при нашем участии тоже были. Надо было проявлять выдержку и свойственное ему самообладание и чувство юмора. Ошибка заключалась в том, что он слишком рано передоверил всю власть своему премьеру амбициозному.

М.Курников: Сарбаеву?

Ш.Валеев: Да. Тот был совсем… Недавно только приехал как бы в Уфу, толком еще не освоился и начал, как я слышал, визжать, орать на министров, уважаемых людей. А они не привыкли. Манеры главы муниципалитета на республиканском уровне чуть-чуть уже как бы другие – тут уже политика начинается.

М.Курников: Разве это что-то значит? Ну хорошо, ну накричал на кого-то.

Ш.Валеев: Элита почувствовала, что её подвинут.

М.Курников: Подождите, но принимал решение-то всё равно Сурков?

Ш.Валеев: Мгм

М.Курников: Или не Сурков?

Ш.Валеев: Такие решения принимает не Сурков да…

М.Курников: Выше?

Ш.Валеев:  … А первое лицо в стране?

М.Курников: Хорошо, но настраивает на это решение Сурков?

Ш.Валеев: Ага, он же смотрит почву: будет ли… Элиты примут-не примут. Будет ли… Вообще понятно, с помощью политического давления из главы республики выжимали активы – не только власть политическую. Ошибка была в том, что он их отдал. И как только отдал…

 

Вообще понятно, с помощью политического давления из главы республики выжимали активы – не только власть политическую. Ошибка была в том, что он их отдал. tweet

 

М.Курников: Он перестал быть нужен?

Ш.Валеев: Да, сохранять его никакого смысла нет, логика по-моему такая, очевидная.

М.Курников: Правильно ли я понимаю, что тогда сценарии, вообще в любом регионе, которые были в 2000-х и сценарии сейчас  – они про разное? Не то что они разные, они вообще про разное?

Ш.Валеев: Да. Поэтому они не параллельны здесь, а перпендикулярны абсолютно. Потому что с тех пор вес и значение региональной власти кардинальным образом изменилось, снизилось. Фактически Хамитов очень успешно выполнил роль «утилизатора», ну тяжеловесного регионального ресурса. Потому что губернатор – это человек, которого боятся, подчиняются и прислушиваются к нему и федеральные силовики, что противоречит всей системе вертикали, что он может где-то там возражать. Ну, то, что сейчас допинывают, дожёвывают в Татарстане. Вот эта история. Здесь и сейчас вот эта система абсолютно успешно утилизирована. В принципе, многие люди могут не заморачиваться, не думать, кто у них там: глава республики или президент.

 

Фактически Хамитов очень успешно выполнил роль «утилизатора», ну тяжеловесного регионального ресурса. tweet

 

М.Курников: Раз уж мы заговорили про Татарстан, спрошу у вас: вы несколько недель назад прогнозировали, что договор все-таки будет подписан, у вас эта уверенность сохранилась или нет?

Ш.Валеев: Что-то я не помню таких высказываний…

М.Курников: Я читал вас. Может быть кто-то сочинил эти слова…

Ш.Валеев: Кто-то приплел, да

М.Курников: Но вы сказали, что договор между Татарстаном и Москвой все-таки будет подписан.

Ш.Валеев: Я перечитаю свой этот комментарий, ладно?

М.Курников: Хорошо. Заново: будет он подписан на ваш взгляд или всё, закончилась эпоха?

Ш.Валеев: Своё слово еще не сказал Минтимер Шарипович. Ну вот я хочу услышать в связи с ним. Потому что политика – это про него. А про действующего руководителя Татарстана – это всё-таки экономика.

М.Курников: Ну, мне кажется, что это очень укладывается в вашу схему утилизации губернаторского уровня власти вообще – то, что происходит сейчас в Татарстане.

Ш.Валеев: В Татарстане этого еще не произошло. У нас же есть выдающиеся губернаторы, не только Татарстан. Те, которые сопоставимы с тяжеловесами: со Строевым…

М.Курников: Например.

Ш.Валеев: … с Росселем. А Кадыров?

М.Курников: А. Кадыров – это немножко отдельная история,

Ш.Валеев: Ну как отдельная?

М.Курников: А еще?

Ш.Валеев: Тут таких историй было 15, 20 – каждый мог свою Свердловскую область взять «вот так» подмышку и уехать.

М.Курников: А осталось 1-2, да?

Ш.Валеев: А сейчас не осталось. Ну, реликты этого остались. Того поколения просто нету – людей, которые помнят нынешнюю власть маленькой.

М.Курников: Я еще раз скажу, что мы в прямом эфире, так что вы можете присылать вопросы на номер +7 927 304 10 51. У нас сегодня много воспоминаний с тем, что сейчас происходит. А вот митинг, который сейчас заявил «Конгресс» башкирского народа . На ваш взгляд, это какое-то важное событие, это какое-то проходное событие, это тревожный звонок  — не тревожный звонок – то, что его администрация Уфы его согласовала не в Затоне, не в Шакше, не в Дёме, а в центре.

Ш.Валеев: Я не думаю, что Администрация Уфы принимала здесь какое-то политическое решение вообще. И не вижу этого в контексте, допустим… Я не знаю, почему и где его согласовывают, да, и какие по таким понятиям инструкции идут. По таким событиям, скажем так, инструкции. Но думаю, что это продолжение той же логики, когда сто кураистов вышли и у Салавата Юлаева так сыграли, что Белый дом содрогался. Дело в том, что при нынешних, в этих условиях этнические башкиры чувствуют себя униженно – они чувствуют, что их вытесняют из всех сфер…

  tweet

Дело в том, что при нынешних, в этих условиях этнические башкиры чувствуют себя униженно – они чувствуют, что их вытесняют из всех сфер… tweet

 

М.Курников: У них есть повод так думать, как вы считаете?

Ш.Валеев: Я не знаю, я не проводил соц.исследование. Но тут как раз вопрос представленности, когда где-то баланс нарушился, и соотвественно, что блог внутренней политики, администрация главы перестала видеть, утратила контакт с башкирской элитой. Те, кого они выдвигают, не являются референтной группой для тех, уважающих себя башкир.

М.Курников: Тогда вот такой вопрос. На ваш взгляд, в XXI веке, при назначении на ту или иную руководящую должность, должны, в такой республике, как Башкортостан, должны учитывать этнический фактор?

Ш.Валеев: Да, безусловно. Но это не должно быть, как бы, поводом для шантажа. В том-то и самое главное, что мы и делали в своей пиаровской деятельности бесплатно абсолютно, ничьих бюджетов не привлекали: на чистом энтузиазме и на таланте развенчивали миф о том, что только у Муртазы Губайдулловича есть ключ от этнической ситуации в регионе, и,  если не дай бог что случится, вот вы тронете, там чужака пришлете, то сразу тут все восстанут. Мы в этом разубеждали публику, общественность, прессу.

М.Курников: А это было так или не так, на ваш взгляд?

Ш.Валеев:  Это было так, это показал опыт. Хотя подспудом, незаметно для Рахимова там выросли какие-то процессы, когда молодые люди, не нашедшие себя в этничности, пошли в фундаментализм. Вместо лисьей шапки, или там тюбетейки намотали не себя тюрбан и взяли кривой кинжал.

 

…незаметно для Рахимова там выросли какие-то процессы, когда молодые люди, не нашедшие себя в этничности, пошли в фундаментализм. Вместо лисьей шапки, или там тюбетейки намотали не себя тюрбан и взяли кривой кинжал. tweet

 

М.Курников: Смски приходят, чуть позже к ним перейду. Ну раз уж мы заговорили об этой теме. «Башинформ», где вы тоже работали, мягко скажем…

Ш.Валеев: Имел честь. Может не в последний раз еще…

М.Курников: … он начал протестовать против того, чтобы курай начали использовать в политических целях. И причем до него это никто не говорил, а «Башинформ» вдруг объявил. Таким образом, это такой подарок оппозиции?

Ш.Валеев: Это подарок оппозиции – просчет. Логика какая-то прямолинейная. Это же понятно, что не «Башинформ». «Башинформ» здесь имеет, как бы, функцию коммуникационную. Там просто мужики красивые красиво встали, красиво сыграли, две женщины  — исполнили на курае так, как всю боль башкирского народа, накопившуюся за семь лет они сказали. Я стоял там, по мне слёзы лились, по несуществующим усам, которые внезапно отросли. Но это серьезно – я записали ролик, выложил его в Фейсбук и там 5000 просмотров.

М.Курников: Мы его включали в эфире, ваш ролик.

Ш.Валеев: Да, потому что эти 40 секунд, когда сердце переворачивается — людей так не слышат, не воспринимают и, как сказать… не уважают.

М.Курников: Курай теперь будет символом этого протестного движения?

Ш.Валеев: Курай будет символом внутреннего достоинства людей, которые заслуживают и того, чтобы с ними пили чай, разговаривали: «ладно, что там случилось-то, а?»

  tweet

Курай будет символом внутреннего достоинства людей, которые заслуживают и того, чтобы с ними пили чай, разговаривали: «ладно, что там случилось-то, а?» tweet

 

М.Курников: Возвращаясь к митингу, как вы думаете, насколько важно это событие?

Ш.Валеев: Это уже вторично, если там не будет уже такой находки и искренности вот здесь («100 кураистов» — прим.Эха), митинг – это просто митинг. Митинг – это для молодых людей, для бывших и действующих школьников что-то новое. Я на них с 90-го года хожу и каждый раз там прохожу насквозь плечом,  никого не задевая, эти митинги. Скажем так, если в этот раз это были кураисты, которые «выстрелили», нужны новые темы, которые не заезженные, заскорузлые. Если ты ходишь на митинг, ты рано или поздно всё равно станешь городским сумасшедшим.

М.Курников: Если ты регулярно на них ходишь.

Ш.Валеев: Да, таков менталитет. Ну или журналистом. То есть в следующий раз это должно быть… Сотня башкирских воинов на крылатых конях должны пролететь

М.Курников: Как минимум.

Ш.Валеев: Как минимум, да

М.Курников: Чтоб поднимать постоянно накал.

Ш.Валеев: И башкирские красавицы должны исполнить что-то там с самоварами, что-то такое должно быть.

М.Курников: Мы упомянули уже о «Башнефть», о том, насколько она влияла в этой ситуации. Сейчас продолжаются эти разборки между АФК «Система» и «Роснефтью», вы кому-то симпатизируете в этой схватке?

Ш.Валеев: Я симпатизирую Российскому государству. И вижу…

М.Курников: То есть «Роснефти»?

Ш.Валеев: Я симпатизирую Российскому государству. И вижу, что стремление менеджмента «Роснефти» заключается в том, чтобы обратно собрать Миннефтепром Российской Федерации. Или, если хотите, СССР.

М.Курников: То есть сделать такой же «Газпром»? Который в своё время не дали развивать.

Ш.Валеев: Потому что недра… Нефтяные компании, как бы, создают такой миф, что нефть им тоже принадлежит. Эта нефть — наша. Она в общенародной собственности, последнее, может быть, что осталось более менее, там, земля… А нефтяным компаниям принадлежат только вот эти…

  tweet

Нефтяные компании, как бы, создают такой миф, что нефть им тоже принадлежит. Эта нефть — наша. tweet

 

М.Курников: Качалки.

Ш.Валеев: Гвоздики, которыми прокалывают землю и шприцы, с помощью которых достают. И когда, ну, не знаю, какой-то человек там, бывший комсомолец, объявляет себя хозяином российской нефти — он залезает очень глубоко ко мне в будущее и в будущее, как бы, моих детей. Я ему такого права не давал. Я знал, что нефть, нефтяная отрасль, будет аккумулирована… она будет государственной. И в данном случае это будет движение в ту сторону, в которую я предполагал десять лет назад.

М.Курников: Вам не кажется, что «Роснефть», которая, в общем, приватизировала этот актив, теперь говорит, что он в таком состоянии, что хочет получить денег с АФК «Система»? Насколько Вам это кажется логичным, не логичным?

Ш.Валеев: Ну, я думаю, что как бы АФК «Система» здесь очень хорошо наварилась, получила хорошие денежки, на башкирском ТЭКе и на его корпоративных процедурах. Ну давайте я у вас коня заберу погонять, допустим, и продам его в виде колбасы вам же, например. Зато это будет, допустим, по экологическим стандартам и на фермерском магазине. Классно? Вот. Ну, немножко, как бы, как собственник… Мы все здесь люди временные на этой земле, надо правильно проживать…

М.Курников: То есть в этом смысле вы согласны с Рустэмом Хамитовым, который как раз тоже говорит, что для Башкирии это позитивно…

Ш.Валеев: Да, абсолютно согласен с Рустэмом Хамитовым, я с ним очень часто согласен, особенно вот…

М.Курников: Особенно по этому вопросу.

Ш.Валеев: Особенно по этому поводу, да.

М.Курников: На самом деле, если говорить, опять же, по поводу того, в каком это все состоянии, тут у нас пост появился, в том числе на сайте echomskufa.ru по поводу того, в каком все там… на самом деле, что это все работало чуть ли не в постоянно аварийном состоянии.

Ш.Валеев: Я бы не стал драматизировать, потому что помимо менеджеров и фининспекторов, которые сюда приехали, есть еще очень крепкий средний, как бы, нефтяной менеджмент, которые сидят в операторных установках. Ну вот, у меня есть родственники, которые работают или работали, династиями, они знают, насколько серьезно, какой там дракон в этих трубах сидит. И поэтому, какие бы команды не приходили, все равно знают, они ответственны перед отраслью, перед городом, поэтому во многом это от них зависит, насколько мы в безопасности и насколько отрасль будет работать. И, я думаю, что такой запас прочности, что ни одно дурацкое решение или какой-нибудь тендер на покупку фольги вместо трубы, ну, как бы сказать, не испортит, там большой запас прочности. Но, это не значит, что надо бесконечно… и не надо модернизировать, это я совершенно согласен тут с собственником.

М.Курников: Нас слушатели отправляют в тему культуры.

Ш.Валеев: Да, страной сейчас можно управлять только с помощью культурных кодов

М.Курников: Один вопрос по поводу балета «Нуреев». По вашему, должно ли как-то культурное сообщество Уфы, наверное, в первую очередь, театр, к которому Нуреев имел отношение, выразить какую-то позицию по поводу того, что происходит с этим спектаклем?

Ш.Валеев: Выражение коллективных позиций и составление петиций  — для меня чуждый и неприемлимый жанр. «Мы, в едином порыве…», – мне это просто стилистически не близко, я не понимаю. Но каждый может, я предполагаю.

М.Курников: Вы следите за этой ситуацией?

Ш.Валеев: Мы следим за этой ситуацией, у нас был резонансный материал на эту тему недавно, который наш новый главный… выпускающий редактор подготовил. Материал хороший, как сказать, разноплановый. Из чего я понял – мы настолько дорожим своими земляками выдающимися, что для нас приоритет, что сначала земляк, потом он танцовщик, потом он человек, который перескочил барьер, а потом всё остальное. Для Башкирии, для уфимцев самое главное, что он земляк. А какой он…

  tweet

…мы настолько дорожим своими земляками выдающимися, что для нас приоритет, что сначала земляк, потом он танцовщик, потом он человек, который перескочил барьер, а потом всё остальное. tweet

 

М.Курников: Но не всегда так было.

Ш.Валеев: Не всегда так было. Но сейчас такая история есть, я думаю что…

М.Курников: Писатель Айдар Хусаинов вспоминал, когда Нуреев приехал в Уфу, для него закрыли театр.

Ш.Валеев: Это одна из форм любви, когда…

М.Курников: Прелестно!

Ш.Валеев: Семь человек ходило, закрывало перед ним двери – ну это же тоже усилие занимает. Я с ним же, с Айдаром Хусаиновым согласен, который в своих ёмких определениях уфимца сказал, что… Ладно, я не буду воспроизводить…

М.Курников: Много чего он сказал, кстати, о появлении этих 125 признаков – это какая-то веха, это что-то важное, это о чем-то говорит?

Ш.Валеев: Да, это этап, один из этапов внутренней рефлексии, которая в нас отложена, которой не было при Муртазе Губайдулловиче, у нас не было литературы… И вот это все происходит. Все процессы внутренние, когда мы осознаем, где мы находимся, чем отличаемся от стерлитамакца, оренбуржца или питерца. Мы вот это все пока только осознаем. Да, мы немножко такие закрытые, немножко желчные.

М.Курников: Это позитивный процесс?

Ш.Валеев: Пока не проговоришь, пока не отхаркаешь, болеть не перестанет. Это всё надо выпускать. Я думаю, что и Адиль Юлдашев, и Айдар Хусаинов, и Иван Зорин, проговаривая те вещи, которые мы из вежливости или из желания потерять любовь, внимание общества, чтобы не быть дураками, молчим. Чтобы не выглядеть какими-то болтунишками, а они внутри, как бы. Копятся.

М.Курников: А вы для себя как определяете. Вы скорее уфимец, россиянин? Вы по этническому, географическому признаку? Не в смысле города, а в смысле Башкортостана. Вы, в первую очередь, кто для себя?

Ш.Валеев: Есть плавающий набор из трех-четырех-пяти идентичностей, и не дай бог кому-нибудь начать ковырять мою идентичность, одну и них. Ну, как бы, досаждать ей. Если кто-то нападет на мою страну, то я как: пиджак… Я офицер запаса, я встану и пойду куда надо.

М.Курников: Мы с вами оказывается коллеги по этим вопросам. В том смысле, что я тоже – «пиджак»

Ш.Валеев: А если кто-то будет дергать мои тюркские, этнические связи, то я, конечно…

М.Курников: Уфимец не на первом месте?

Ш.Валеев: Уфимец не на первом. Я Уфу очень люблю, я с ней с 1980-года и большую часть своей жизни. Я сюда вернулся и вернулся сюда с боями, и многое для этого сил положил, скажем так, очень дорожу. Но это, может быть, вторая, третья моя идентичность.

М.Курников: Владимир выводит вас на федеральную повестку, можно даже сказать – на международную.

Ш.Валеев: Не потяну…

М.Курников: «Как вы оцениваете омерзительную кампанию СМИ против замечательной оперной певицы Максаковой?» Извините, я не знаю специалист по опере вы или нет, но, тем не менее адресую вам этот вопрос: «Не говорит ли её поведение о том, что она настоящий патриот Российской Федерации?» Это Владимир вас спрашивает.

Ш.Валеев: Владимир, спасибо за вопрос,  в котором уже есть ответ. Не знаю, могу только аплодировать или раскаяться, когда такие вопросы слышу. Тут нет вопроса, извините меня пожалуйста.

М.Курников: Тем не менее, как вы относитесь? Или для вас это неинтересная тема, мимо она?

Ш.Валеев: Мне просто жалко, когда люди попадают в такие истории, скажем так. Её голос  — наше национальное достояние, в любом случае. Тут приходится выбирать между личным и страной. Я думаю, что этот выбор еще не завершен, и не хотел бы оказаться в такой ситуации.

М.Курников: Не могу вас не спросить, раз уж мы говорили о культуре, не могу не спросить о науке. Потому что докторские диссертации некоторые прямо вот на повестке дня уже на протяжении нескольких месяцев. Например, господина Валиева, который возглавляет избирательную комиссию. На ваш взгляд, чем эта история закончится? И самое главное –насколько она влияет на имидж избирательной комиссии?

Ш.Валеев: Ну, раз его начальство решило, что такая история не помешает ему на следующем сроке, значит так тому и быть. Но тут же осталось не так много месяцев до очень важных выборов для нашей страны. Пусть человек делом послужит, докажет, что все эти эпизоды не влияют на его профессионализм. Ну а что касается «Диссернета» и Заикина, то я им верю. Я знаю Заикина лично.

М.Курников: Я, к сожалению, его лично не знаю, но примерно себе представляю как эти люди это делают

Ш.Валеев: Он очень искренний человек, настоящий учёный. Тут сомнений нет.

М.Курников: Вот еще успею вас спросить о выборах. После выборов, которые, как вы сказали, будут очень важными для нашей страны, будут выборы в Курултай. На ваш взгляд, насколько они имеют шанс пройти прозрачно, честно? Насколько нужно участникам? Насколько выборы будут полем битвы или это будет какое-то проходное мероприятие?

Ш.Валеев: Конечно каждый раз, когда начинаются выборы в Госсобрание, есть надежда, что они станут месиловом, где мы увидим новых людей, новые политики, новые силы там появятся. Но они проходят у нас по консервативному сценарию. Я не знаю, если они не будут совмещены с какими-то другими выборами, то я в них, как бы, вижу… Или это будет подготовка к выборам 19-го года, если у Хамитова срок закончится в срок. Или они совместятся, допустим… ну там тоже такой… Я не вижу там какого-то буйного сценария и люди, политические силы себя заявляют – партия Муртазы Губайдулловича, вот она здесь уже, её видно – видно, что будет там рубиться. Это политика, и люди должны себя выражать.

 

…партия Муртазы Губайдулловича, вот она здесь уже, её видно – видно, что будет там рубиться. tweet

 

М.Курников: Насколько, на ваш взгляд, электорат, который может поддержать условного Алексея Навального, или какую-то такую силу, которая внесистемно сейчас у нас представлена в Уфе, увеличился, или уменьшился, или остался прежним?

Ш.Валеев:  Во-первых, я не сильно уверен, что это влияет на электоральное поведение. Когда несколько человек выходит на площадь и кажется, что это вся страна, это демо-техника. Это как вывести перед Белым домом десять тысяч человек  — это много и страшно, да, можно напугать того, кто сидит в этом Белом доме и всё. А в математическом плане это небольшое количество, вот. То, что молодые люди начали себя как-то осознавать в гражданском процессе, это очевидно. То, что просчеты внутренней политики. Региональной власти не смогли предложить молодежи ничего позитивного, интересного. Ну, молодежь, в принципе: сегодня – Навальный, завтра – рок-н-ролл… Они не дали этого рок-н-ролла – получайте теперь протест. Этот протест он не против и не за, они же не понимают еще о чём речь…

  tweet

Ну, молодежь, в принципе: сегодня – Навальный, завтра – рок-н-ролл… Они не дали этого рок-н-ролла – получайте теперь протест. tweet

 

М.Курников: Вы думаете, не понимают?

Ш.Валеев: Да, я на истфаке учился и сам все это проходил. Это просто бурное выражение гормонов, которые надо как-то выплеснуть, о себе заявить. То есть прощупывание границ  — такое, как бы, подростковое поведение.

М.Курников: И в этом вы так похожи с Рустэмом Хамитовым в оценках. Он примерно то же самое сказал в интервью Алексею Венедиктову.

Ш.Валеев: Да что это такое вообще…

М.Курников: Спасибо большое. Это был Шамиль Валеев – публицист, директор информационного агентства «Медиакорсеть». До свидания.

Ш.Валеев: У дурачков мысли сходятся.

Репост

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий

Опросы

Ждёте ли вы отставки Рустэма Хамитова?

Загрузка ... Загрузка ...
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн   Авг »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31